Аргентина по-русски

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аргентина по-русски » История Аргентины » История Аргентины


История Аргентины

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Эпоха индейцев (11 тысячелетие до н. э. — XVI век)

Доколумбовую Аргентину заселяли оседлые индейские племена Диагита, также на её территории охотились кочующие племена индейцев. Существовало несколько развитых культур — Санта-Мария, Белен, Санагаста и др. В период до инкского завоевания и прибытия испанцев на территории Аргентины существовали города, из которых самым крупным был Тастиль.

Испанская колония (XVI век — 1810 год)

Вице-королевство Рио-де-ла-Плата в 1783 году. Пунктиром разграничены территории, заселенные индейцами и выходцами из Испании

http://s2.uploads.ru/Mwkbt.png

Река Ла-Плата была открыта в 1512 году испанским мореплавателем Хуаном Диас-де-Солисом. В 1515 году он предпринял по ней экспедицию на трех кораблях до устьев реки Уругвай.

С 1527 года на Ла-Плате появился новый мореплаватель — Себастьян Кабот, уроженец Италии. Он поднялся вверх по реке и основал первую испанскую колонию, форт Сан-Эспирито, под 32° 15' южной широты, у Параны.

1 сентября 1534 года испанец Дон Педро де Мендоса составил экспедицию из 2500 человек и, снарядив за свой счёт 14 кораблей, отправился на берега Ла-Платы с намерением устроить колонию. 2 февраля 1535 года он основал город Буэнос-Айрес и был первым аделантадо, но, обманутый в своих ожиданиях, вернулся в Европу в 1537 году и умер в дороге.

Оставленные им испанцы покинули Буэнос-Айрес, поднялись вверх по реке Парагвай и основали Асунсьон. Преемником Мендосы был генерал-капитан Мартинес-де-Ирала.

2 ноября 1540 года на Ла-Плату явился из Испании новый мореплаватель Альваро-Нуньес-Кабеса-де-Бака и был провозглашен вторым аделантадо.

Назначенный генерал-капитаном в 1576 году, Хуан Гарай основал в 1579 году Санта-Фе. В 1580 году он же возобновил Буэнос-Айрес; таким образом, бассейн Ла-Платы оказался почти завоеванным.

До 1620 года страною управляли, один за другим, десять наместников, назначаемых иногда вице-королем Лимы, иногда королем Испании. В 1610 году в верхних областях Параны появились миссии иезуитов (иезуитские редукции); они с успехом проповедовали свою веру среди индейцев, основали свои колонии и даже войско и подвергались частым нападениям со стороны светских властей, отчасти из зависти, отчасти потому, что отстаивали права индейцев.

В 1680 году напротив Буэнос-Айреса с разрешения испанцев была основана португальцами колония дель-Сакраменто (в 1718 году им принадлежала вся восточная Банда, ныне Уругвай), что ещё более способствовало развитию контрабандной торговли, и даже основание колонии Монтевидео (1726 год) не прекратило её.

После падения иезуитов в Европе, в 1767 году, они были изгнаны из областей Ла-Платы, и их многочисленные и богатые колонии пришли в упадок; индейцы впали в бедность и одичали.

13 ноября 1776 года на Ла-Плату прибыл для изгнания португальцев флот из 116 кораблей с 10 000 солдат под прикрытием 12 военных кораблей. По их изгнании была введена более правильная торговая система, и уже в 1774 году испанским колониям было разрешено торговать между собой.

Вследствие союза Испании с Францией в 1806 году на Ла-Плате появились неожиданно англичане и захватили Буэнос-Айрес, но через несколько месяцев они были изгнаны населением.

Независимая Аргентина в 1810—1880 годах

После долгих неудовольствий в 1810 году колонисты свергли вице-короля Киснереса (10 по счёту) и 22 мая именем Фердинанда VII созвали временную хунту из 9 человек. Кордова, Парагвай и Уругвай не признали эту хунту, и начались междоусобицы.

В 1825 году был созван конгресс из представителей 14 штатов, на котором были определены отношения штатов, главному шт. Буэнос-Айресу было поручено ведение иностранных дел союза, а также за ним была признана высшая исполнительная власть. Каждый город, в котором был муниципалитет (кабильдо), стремился к самостоятельности, но сильнейшим был Буэнос-Айрес, лежащий вблизи моря, по причине чего он получил главенство. Вследствие всего этого богатые жители города считали себя вправе стать во главе правительства. Им удалось составить партию централистов и утвердить конституцию 24 декабря 1826 года, по которой союз возглавило небольшое число аристократов. По этой конституции Ривадавиа назначен первым президентом конфедерации, но уже 7 июля 1827 года он сложил с себя эти полномочия.

Большая же часть населения Буэнос-Айреса, состоящая из независимых скотопромышленников, стремилась, в свою очередь, стать в главе федерального правления. Она нашла себе предводителя в лице Хуана Мануэля де Росаса. Интригами и хитростью он настолько сумел расположить к себе народ, что в 1829 году был избран губернатором Буэнос-Айреса и главою конфедерации.

Походы Росаса вынудил индейцев удалиться за Рио-Колорадо, сам же Росаса, удалившись от общественной деятельности, жил на своих плантациях. Однако, в 1835 году его выбрали диктатором на 5 лет и затем два раза возобновляли диктатуру, так что, он пробыл неограниченным правителем до 1852 года. В течение этого времени ни разу не созывали национального конгресса. Росас был хитрый, смелый и жестокий тиран, у которого цель оправдывала средства.

В 1845 году Росас приходит на помощь Орибе, избранному президентом Урагвая, против Риберы, захватившего со своею партиею Монтевидео. В этот спор опять вмешались Франция и Англия.

В это время от Розаса отпали входившие в союз республики штаты Корриентес и Энтре-Риос. Возникшая по этому поводу война поглотила все внимание Розаса, между тем в Аргентине увеличилась оппозиционная партия; 3 февраля 1852 года Росас был разбит у Монте-Касеро войсками Бразилии, Уругвая, Парагвая и восставшими аргентинцами во главе с Хусто Хосе де Уркиса-и-Гарсия, бывшим губернатором в Энтре-Риос. Росас покинул страну и бежал в Англию.

3 мая 1852 года собрание из депутатов различных штатов в Сан-Николаи-де-лос-Арройос назначило временным губернатором Буэнос-Айреса Винсента Лопеса, но уже 23 июня Уркиса, командующий войсками, стал во главе правления, и в том же году по договору была объявлена независимость Парагвая. Кроме того, он разрешил свободное плавание по всем притокам Ла-Платы.

Уркиса сумел удержать власть, стоя во главе войска, но когда в сентябре 1852 года ему пришлось уехать на конгресс конфедерации в Санта-Фе, в Буэнос-Айресе вспыхнуло восстание, и 11 сентября был избран новый губернатор - Валентин Альсина.

Буэнос-Айрес решил выйти из конфедерации и стать вполне самостоятельным.

5 марта 1854 года Уркиса был выбран президентом конфедерации на 5 лет, новое правительство избрало себе резиденцией Баяду дель-Парана, лежащую в штате Энтре-Риос.

В 1857 году в Буэнос-Айресе президентом выбрали Облигадо, на 5 лет. Уркиса остался во главе конфедерации. В течение следующих 2 лет все попытки восстановить полное объединение штатов были безуспешны. Наконец, 10 ноября 1859 года по мирному договору в Сан-Хозе-де-Флорес Буэнос-Айрес, войска которого были перед тем разбиты Уркисою у Венады, был присоединен к конфедерации, а 6 июня 1860 года окончательно вошёл в состав Соединенных штатов союза.

14 октября 1862 года Митре был избран президентом вновь Соединенных Аргентинских штатов, и на время водворилось спокойствие. Новое положение, по образцу Северо-Американских Штатов, удовлетворило обе главные партии страны - унитариев (централистов) и федералистов. Унитарии получили сильную центральную власть, умеренные федералисты — достаточную независимость отдельных провинций. Президент Митре, отличный государственный деятель, умел управлять своим народом.

В октябре 1868 года кончался срок президентства Митре; партия унитариев выставила кандидатом доктора Доминго-Фаустино-Сармиенто, посла конфедерации в Северо-Американских Соединенных Штатах. Митре агитировал за другого кандидата, рассчитывая и после отставки управлять страной, но не получилось - 12 октября 1868 года избрали Сармиенто.

В 1873 году опять восстал Энтре-Риос с Лопес-Иорданом во главе; на их усмирение потребовалось много времени, поскольку они быстро передвигались благодаря тому, что им принадлежали все имеющиеся там лошади. В это же время закончился срок президентства Сармиенто. Унитарии выставили кандидатом Митре, но на выборах прошёл кандидат от федералистов Авелланедо.

Авелланедо вступил в должность 12 октября 1874 года. Благодаря его энергии и деятельности министра финансов, де-ла-Пласа, им удалось избежать государственного банкротства и восстановить упавший кредит доверия Аргентинской конфедерации союза.

Военный министр Адольфо-Альфино в 1876 году оттеснил множество небольших индейских племен на северо-запад и приобрел для страны большие земельные пространства. Эти приобретения и стремление примирить унитариев и федералистов так расположили народ к Альфино, что решено было избрать его в президенты, однако, 26 декабря 1877 года он скоропостижно скончался.

Буэнос-Айрес был осажден и сдался после двух битв 20 июня. Рока был избран президентом и вступил в должность 12 октября 1880 года. Избранный на 6 лет, в 1886 году президент Рока передал этот пост своему зятю, доктору Мигелю-Ярес Сельману. Эта перемена, против обыкновения, совершилась без кровопролитий благодаря успехам в политическом образовании народа. Президент Сельман, ревностный приверженец политики генерала Рока, постоянно поддерживал его политику и долго боролся против господства клерикализма в шт. Кордова.

История Аргентины в 1880—1943 годах

При Митре и двух его преемниках — Доминго Фаустино Сармьенто (1868—1874) и Николасе Авельянеде (1874—1880) - с помощью иностранного капитала и технологий строились железные дороги, разводились новые породы крупного рогатого скота и овец, вошла в употребление люцерна как кормовая культура, а пастбища обносились колючей проволокой. Стало применяться замораживание мяса, и начался масштабный экспорт сельскохозяйственной продукции Аргентины (включая охлажденное мясо) в европейские страны.

Поощрялась иммиграция. Огромным вкладом в дело развития страны явилась проведенная Сармьенто полная реорганизация системы народного образования. Администрация Сармьенто поощряла иммиграцию и способствовала развитию внешней торговли; при нём в 1869 году была произведена первая перепись. Экономическое развитие было прервано только однажды — т. н. войной «тройственного союза» (1865—1870), когда Аргентина в союзе с Бразилией и Уругваем воевала против Парагвая.

В 1880 году город Буэнос-Айрес был отделен в административном отношении от провинции Буэнос-Айрес и выделен в особый Федеральный округ.
Мигель Хуарес Сельман - его правление ознаменовалось усилением коррупции, и в противовес правящей Консервативной партии был создан оппозиционный Гражданский радикальный союз, объединявший множество иммигрантов из Испании и Италии. Деятельность этого союза привела в 1890 году к революционным выступлениям, которые повлекли за собой отставку президента. На следующий год были заморожены выплаты по внешним долгам, и страна оказалась под угрозой банкротства.

В 1892 году был избран новый президент — Луис Саэнс Пенья (с кандидатурой которого согласились обе партии), однако, принятые им меры не получили поддержки, и в 1895 он ушёл в отставку.

В 1898 году на пост президента был вновь избран генерал Рока. В этот период давние споры с Чили из-за пограничных территорий в районе Пуна-де-Атакама и в Патагонии, которые едва не привели к войне, были, наконец, урегулированы путём международного арбитража. Проблема с границей в Пуна-де-Атакама была решена с помощью посла США в Буэнос-Айресе, а в 1902 году король Англии Эдуард VII выступил в качестве третейского судьи в споре о Патагонии. Кроме того, во время правления Роки получила силу закона доктрина Драго, утверждающая недопустимость вмешательства одного государства в дела другого с целью взыскания с него задолженности.

Консерваторы, которых поддерживали, главным образом, крупные землевладельцы (латифундисты), оставались у власти до 1916 года.

Неспособность Иригойена управлять страной в условиях кризиса послужила предлогом для государственного переворота; в сентябре 1930 года президент был свергнут. Этот переворот был осуществлен совместными усилиями высших офицеров и гражданских лидеров Консервативной партии (сменившей название на Национально-демократическую), а также оппозиционного крыла радикалов, отделившегося от Радикальной партии. Правительство возглавил генерал Хосе Феликс Урибуру, сторонник авторитарной власти, который предпринял безуспешную попытку установить фашистскую диктатуру в интересах крупных корпораций.

Ортис попытался исправить нарушения законности, которыми была отмечена деятельность правительства после революции 1930, и это снискало ему широкую поддержку населения. Однако, после двух лет пребывания на посту президента он был вынужден отойти от активной деятельности по состоянию здоровья и передать исполнительную власть Кастильо; последний официально вступил в должность президента в 1942 году после смерти Ортиса и занимал её до военного переворота 4 июня 1943 года.

Правительство Хуана Перона

В течение первых десятилетий XX века ослабевала роль общества в управлении страной; экономические кризисы, ненависть и недоверие землевладельцев к интересам британцев привели к военному перевороту в 1943 году.

Малоизвестный полковник, имеющий незначительный пост в министерстве труда, Перон дважды стал президентом: в 1946 и в 1952 годах. Вместе со своей популярной и сильной духом женой Евой он провел жёсткую экономическую реформу. Программа уделяла большее внимание аргентинской индустриализации и самоопределению, и была одобрена фракциями консервативных националистов и рабочими. Его партия была свергнута в результате военного переворота в 1955 году, что привело к изгнанию Перрона в Испанию и введению военного управления страной в течение 30 лет с промежуточным общественным управлением. Перон в 1973 году ненадолго вернулся к власти, а умер в 1974 году, передав власть своей третьей по счёту жене Изабель.

Возрастающие экономические проблемы и политическая неустойчивость привели к забастовкам (коррентинасо, росариасо, кордобасо, чоконасо, виборасо, тукуманасо, рокасо, мендосасо, девотасо, родригасо), политическим похищениям, развитию партизанских движений. В 1976 году правительство Изабель было свергнуто, и к власти пришла военная хунта, которая применяла для достижения своих целей самые жестокие методы: пытки, похищения и убийства.

Перон сочувствовал нацистам, и после войны в Аргентине разными путями оказалось множество бывших деятелей Третьего рейха. Самой значительной фигурой был живший под чужим именем в Буэнос-Айресе Адольф Эйхман. В мае 1960 года агенты израильской разведки «Моссад» нашли Эйхмана, похитили его и тайно вывезли в Израиль. После этого живший там же врач Освенцима Йозеф Менгеле бежал в Парагвай, а затем в Бразилию.

«Грязная война» и Фолклендский конфликт

Период между 1976 и 1983 годами известен как годы «Грязной войны». Активизировавшиеся повстанцы «левого» толка пытались противодействовать военной хунте .

Оппозиция правительству подавлялась с применением «эскадронов смерти», в результате чего пропало без вести от 10 000 до 30 000 граждан, реальных или мнимых оппозиционеров. Самым видимым проявлением террора этого периода были Матери Площади мая, женщины, которые искали пропавших родственников и устраивали манифестации у административных зданий столицы.

Социальная напряжённость способствовала принятию военной хунтой решения о силовой попытке возвращения Мальвинских (Фолклендских) островов. Спор о принадлежности островов начался ещё в XVIII веке. В целях преодоления экономического кризиса Гальтиери отдал приказ аргентинской армии высадиться на Мальвинских островах, территория которых с 1833 года была оккупирована Великобританией. Аргентина считала, что острова принадлежат ей по праву наследования от Испании. Генерал Леопольдо Гальтиери захватил Мальвинские острова, а также остров Южная Георгия, чтобы отвлечь внимание общества от коррупции и экономических просчётов. В ответ на аргентинскую акцию Великобритания неожиданно отправила в Южную Атлантику мощную военно-морскую группировку. Боевые действия между Великобританией и Аргентиной продолжались полтора месяца и завершились полным поражением аргентинских сил. Острова вновь оказались под юрисдикцией Великобритании. В июне 1995 года министр иностранных дел Аргентины предложил каждому из 2000 островитян продать своё гражданство за 800 000 долларов США. Дело усложняется тем, что в районе Фолклендских островов предположительно находятся большие запасы нефти. На сегодняшний день Великобритания продолжает удерживать острова, однако, Аргентина не отказалась от претензий на них.

Возврат к президентской республике

В начале 1983 года, после семи лет безраздельной власти, правительство Аргентины практически полностью лишилось поддержки населения. Властям пришлось объявить, что они передадут власть избранному правительству; выборы были назначены на 30 октября 1983 года. В период перед выборами хунта издала закон об амнистии, освобождавший военных и полицейских от ответственности за преступления, совершенные ими в период военной диктатуры.

Альфонсин и партия радикалов были твердо намерены сократить военные расходы и поставить армию под контроль гражданского правительства. Альфонсин и радикалы победили, набрав абсолютное большинство голосов и на президентских выборах, и на выборах в Национальный конгресс, хотя перонистам досталась половина мест в сенате.

13 декабря 1983 года Альфонсин вступил в должность; по его приказу были немедленно арестованы Видела, Виола, Гальтьери и их соратники из военной хунты (два месяца спустя по обвинению в убийстве был арестован Биньоне); Национальный конгресс объявил закон об амнистии не имеющим силы. Всем старшим офицерам в армии было предложено подать в отставку. Чтобы излишне не обострять отношений с вооруженными силами, Альфонсин отдал распоряжение, чтобы преступления офицеров были рассмотрены военным судом. Однако, родственники жертв объявили, что возбудят дела против преступников в гражданских судах.

С самого начала Альфонсин занял жесткую позицию в отношениях с иностранными банками и Международным валютным фондом. Он позаботился о создании валютного запаса и отказался расходовать его на выплаты процентов по внешним долгам Аргентины до тех пор, пока условия этих долгов не будут пересмотрены в интересах восстановления экономики Аргентины.

К началу 1985 года Правительство выдвинуло новую программу — «План аустраля». По этому плану прежнюю денежную единицу — песо — заменяла новая — аустраль (1 аустраль = 1000 песо); кроме того, программа включала введение режима жесткой экономии, замораживание заработной платы, рост налогов и снижение затрат на общественные нужды. Состоявшиеся 14 мая 1989 года президентские выборы проходили в обстановке роста инфляции и углубляющегося спада производства. Кандидат перонистов Карлос Менем одержал решительную победу над радикалом Эдуардо Анхелосом, получив 51,7 % голосов.

Менем сменил Альфонсина на посту президента 8 июля 1989 года. Новое правительство отказалось от идей перонизма и предупредило население Аргентины, что оно должно приготовиться к «серьёзной хирургической операции без анестезии». Менем имел в виду далеко идущий проект неолиберальных экономических реформ, имевших целью создание свободного рынка и включавших приватизацию государственных предприятий, прекращение государственного регулирования экономики, либерализацию внешней торговли и поощрение иностранных инвестиций; кроме того, планировались реформы на рынке труда с целью урезать полномочия профсоюзов, которые по большей части контролировались перонистами. Новую экономическую программу Менема завершал принятый в 1991 году план создания конвертируемой валюты — нового песо, эквивалентного доллару. С инфляцией удалось быстро справиться, и в 1995 году рост цен не превысил 4 %. За период 1991—1994 годов экономический рост составил 30 %. Менему удалось также сократить расходы на военные нужды, закрыть большую часть предприятий военной промышленности и восстановить контроль гражданского правительства над вооруженными силами. На президентских выборах 1995 года Менем получил почти 50 % голосов.

В течение второго срока правления Менема политическая обстановка в стране резко обострилась. Союз, образованный радикалами и левоцентристским Фронтом за солидарную страну, выступал за внесение корректив в экономическую политику, предусматривавших создание новых рабочих мест, борьбу с коррупцией, а также увеличение ассигнований на образование, здравоохранение и социальные нужды. Президент Менем пытался заручиться поддержкой общественности по вопросу о возможности выдвижения своей кандидатуры на третий срок. Это предложение Менема встретило многочисленные возражения и привело к расколу в рядах Перонистской партии накануне выборов 1999 года. Основным кандидатом на выборах от перонистов на этом этапе стал и кандидат Союза Фернандо де ла Руа.

Мировой спад экономики и ошибки нового правительства привели к экономическому кризису 2002. Президент Нестор Киршнер был выбран на четырёхлетний срок в 2003 году. Ему удалось поднять экономику, а период 2003—2008 годов экономический ежегодный рост составил 9 %.

В 2007 году президентом избрана Кристина Киршнер. В 2010 году в стране были легализованы однополые браки.

Материал взят:
ссылка

0

2

Завоевание пустыни (исп. Conquista del desierto) — военная кампания правительства Аргентины 1871—1884 годов (хотя точной датировки этого события нет, потому как разными историками используются различные подходы к его классификации), на основном своём этапе возглавляемая ​​генералом Хулио Аргентино Рока, которая привела к установлению аргентинского господства над Патагонией, населённой индейскими племенами, из которых наиболее сильное сопротивление захватчикам оказывали мапуче (арауканы).

«Канонической» точки зрения о завершении кампании нет до сих пор — в большинстве источников этой датой указывается 1884 год (конкретнее — 18 октября, когда состоялась последняя крупная битва кампании — при реке Чубут. Тем не менее, отдельные группы индейцев оказывали сопротивление вплоть до 1917 года, однако этот период выделяют в отдельную кампанию — Завоевание Аргентиной Чако).

Среди зарубежных исследователей до сих пор не утихают споры по поводу того, считать ли Завоевание пустыни целенаправленным геноцидом индейских народов Патагонии или же, наоборот, усмирением не слишком многочисленных диких племён, совершавших многократные нападения на мирных переселенцев из северных территорий Аргентины и сумевших после установления контроля правительства над этими территориями приобщиться к мировой цивилизации и культуре. В российской же историографии Завоеванию пустыни парадоксальным образом не посвящено ни единой работы, как и Оккупации Араукании — кампании, проводимой приблизительно в те же годы чилийским правительством по присоединению территорий, лежащих к западу от Патагонии (Араукании).

Появление первых европейцев в Патагонии

Первыми европейцами, вступившими на Патагонский берег, стали испанские мореплаватели (а впоследствии и колонисты), прибывшие в эти земли в начале XVI века. Однако реальные попытки колонизации предпринимались лишь в отношении западного и восточного побережья Патагонии и закончились неудачей, тогда как глубинная часть патагонских земель оставалась неизведанной землёй вплоть до начала XIX века, хотя отдельные экспедиции в пампасы на протяжении XVI-начала XIX веков и проводились: так, к концу XVIII века граница между «цивилизованным» и «варварским» мирами проходила по реке Саладо. К этому времени относится и появление аргентинских ковбоев — гаучо, многие из которых были потомками от смешанных браков белых с индейцами, покинувшими свои племена и ставшими батраками на фермах белых. Ситуация стала резко меняться после появления на карте мира независимого аргентинского государства в 1816 году.

Ситуация в Патагонии в XIX веке до Завоевания пустыни

http://s3.uploads.ru/KVd9g.jpg

Картина художника Анхеля де Валле, показывающая подготовку пехоты аргентинской армии.

http://s2.uploads.ru/hLgMu.jpg

Нападение индейцев (1845). Картина художника Маурисио Ругендаса.

http://s2.uploads.ru/Q7csw.jpg

После получения независимости от Испании аргентинское правительство приступило к пока не слишком интенсивной, но целенаправленной реализации политики присоединения остающихся свободными южных территорий, являвшейся продолжением слегка усилившегося проникновения в Патагонию в конце XVIII века, начатого ещё при испанских колониальных властях. Индейцы-аборигены сгонялись с насиженных мест, а территории, издавна использовавшиеся ими в качестве племенных охотничьих угодий, преобразовывались в пастбища для крупного рогатого скота аргентинских фермеров; тогда же на этих землях стали появляться первые поселения белых людей. Индейцы ответили на это вторжение началом настоящих военных действий: они нападали на деревни, убивали мирных жителей, крали или просто выпускали из конюшен лошадей и крупный рогатый скот. Правда, на начало XIX века эти действия имели характер скорее отдельных стычек, нежели настоящей войны, и каждое индейское племя действовало вне связи с другими и защищая только свои интересы. Тем не менее, уже в это время аргентинцы стали строить первые военные крепости в Патагонии с постоянными гарнизонами, дабы защищать мирное население от набегов аборигенов. Плюс, как известно, после получения независимости Аргентина являлась одной из самых привлекательных стран для жителей Европы в плане иммиграции, а прибывающим иммигрантам были необходимы новые земли.

Вопреки расхожему убеждению, кампания, возглавляемая Хуаном Мануэлем де Росасом, губернатором Буэнос-Айреса, была вовсе не первой, а как минимум четвёртой из относительно крупных кампаний против патагонских индейцев, организованных аргентинским правительством в первой половине XIX века: до неё были кампания Мартина Родригеса в 1820—1824 годах, а также кампании Федерико Рауча и Мендозы и целый ряд более мелких военных операций. Поход Росаса в Патагонию, закончившийся, в общем-то, так же бесславно, как и все предыдущие, чуть более известен лишь из-за того, что данный факт упоминается в книге Чарльза Дарвина «Путешествие натуралиста на корабле „Бигль“ 1831—1836 гг.».

Однако, помимо необходимости в новых территориях для развития животноводческого хозяйства и обеспечения землёй прибывающих иммигрантов, у аргентинского правительства имелась третья цель завоевания патагонских земель — обеспокоенность возможностью их захвата Чили, правительство которого приступило к завоеванию неосвоенных территорий, лежащих к югу от его южной границы, несколько раньше — в 1845 году чилийцы основали в Магеллановом проливе порт Пунта Аренас, а с 1861 года их военные операции против проживающих на южных границах государства индейцев (в первую очередь мапуче) стали носить более-менее регулярный характер. Проигрывая сражения чилийской армии, вожди мапуче при этом всё больше распространяли своё влияние на территорию «глубинной» Патагонии, где они до того момента составляли относительное этническое меньшинство, — то есть усилился процесс так называемой Арауканизации: довольно интенсивного покорения мапуче слабых в экономическом и военном отношении кочевых племён и перехода последних на арауканский язык.

Полноценное завоевание чилийским правительством земель, лежащих к югу от чилийской границы, известное под названием Умиротворение Араукании, началось, как считает большинство зарубежных исследователей, в 1869 году. Спустя два года, в 1871 году, аргентинцы тоже стали переходить к более-менее активным и, главное, регулярным действиям против войск индейских племён. Однако поначалу военные действия по-прежнему не носили характера настоящей войны со стороны белых. Но в 1872 году видный арауканский вождь Куфулькура, уже «прославившийся» захватом и разграблением в 1859 году прибрежного городка Байя-Бланка, во главе настоящей армии численностью приблизительно в 6000 воинов совершил нападение на несколько пограничных аргентинских населённых пунктов (Генерал-Алвеар, Вейнтичинко-де-Майо и Нео-де-Хулио), в результате чего погибло более 300 переселенцев (мирных жителей) и было угнано минимум 200000 голов крупного рогатого скота. Впоследствии этот скот был перегнан через горные перевалы на колонизируемые чилийцами территории и частично продан, а частично обменян на оружие. В настоящее время существует неоспоримое доказательство того факта, что чилийские власти знали о готовящемся рейде Куфулькуры, но ничего не сделали для его предотвращения, видимо, желая использовать ослабление аргентинского влияния в Патагонии в результате последствий этого нападения в своих интересах. Позже армия Куфулькуры была повержена аргентинскими войсками во главе с генералом Игнасио Ривасом в битве при Сан-Карлос-де-Боливаре. Сам Куфулькура бежал с остатками войск в Салинас Грандес и вскоре умер 4 июня 1873 года, с этого момента началось стремительное сокращение территорий в Патагонии, находящихся под контролем индейцев.

Начало Завоевания пустыни. Кампания Адольфо Алсины

Карта, отражающая «продвижение» аргентинской границы на юге Патагонии до строительства Рва Алсины.

http://s2.uploads.ru/LRM5C.png

Первым именитым полководцем Патагонской войны стал вовсе не Хулио Рока, а Адольфо Алсина, занимавший в правительстве президента Николаса Авельянеды пост военного министра. Именно под его руководством в 1875 году аргентинские войска наконец-то начали боевые действия против патагонских индейцев, по своим масштабам напоминавшие полноценную войну. Впрочем, по утверждению Алсины (как во время, так и после кампании), своей главной целью он ставил именно колонизацию Патагонии и присоединение этих территорий к Аргентине (в первую очередь для разведения там крупного рогатого скота), а не физическое уничтожение коренного населения. Тактика Алсины коренным образом отличалась от тактики его предшественников. Первым делом он приказал вырыть огромный ров шириной в три, глубиной в два метра, а протяжённостью — в триста семьдесят четыре километра, дабы создать наконец-то «заготовку» для полноценной границы между уже колонизированными и пока ещё «свободными» землями (впоследствии этот ров был назван в честь полководца — Ров Алсины (исп. Zanja del Alshina)). На этой линии стали строиться укреплённые форты со сравнительно большими гарнизонами, а главное — от каждого форта были проложены телеграфные линии к Буэнос-Айресу, дабы иметь мгновенную связь с правительством и докладывать о нападениях индейцев и угоне ими скота. Кроме того, ров в значительной степени мешал успешному перегону скота индейцами на «свободные земли», и даже если похитители и находили способ успешно переправить скот через ров, то в итоге нередко сталкивались с аргентинскими военными патрулями. Тем не менее, похищения, и порой успешные, продолжались.

Незадолго до этого Алсина достиг крупного, по его мнению, дипломатического успеха — ему удалось заключить мирный договор с касиком одного из крупных племён по имени Хуан Жозе Картиэль, согласно которому военные действия будут прекращены, а аргентинцы станут торговать с индейцами, продавая им скот и продовольствие и разрешая желающим селиться на территории, уже колонизированной аргентинцами, и переходить к осёдлой жизни. Однако через весьма непродолжительное время Картиэль вероломно нарушил этот договор. Он объединил силы своего племени с силами другого влиятельнейшего патагонского вождя — Мануэля Намункуры — и во главе довольно большой по численности армии совершил целую серию нападений на пограничные аргентинские форты и населённые пункты (Трес Арройос, Тандил, Азул и другие), причём нападения эти были гораздо более кровавые, нежели в 1872 году, и в итоге унесли куда больше жизней мирных белых людей. Концепция Адольфо Алсины потерпела фиаско, хотя здесь необходимо отметить тот факт, что отдельные касики уже при Алсине (и впоследствии при Роке) всё же заключали союзные договоры с аргентинским правительством и оставались ему верны на протяжении всей войны. Через два года после начала своей кампании Алсина скончался, и пост военного министра Аргентины занял её будущий президент, Хулио Аргентино Рока.
Начало широкомасштабных военных действий. Кампания Хулио Рока

Стратегия покорения патагонских земель, сформулированная Рокой, в корне отличалась как от действий аргентинских полководцев первой половины XIX века, так и от стратегии его предшественника Алсины. Своей целью Рока поставил не просто колонизацию земель, а именно физическое истребление населяющих индейцев (или, по меньшей мере, ликвидацию их как хоть сколько-нибудь серьёзной военной силы). По его словам,
"Уважающий себя и мужественный народ обязан подавить - и чем раньше, тем лучше, - принуждением или силой горстку дикарей, уничтожающих наше имущество, и предотвратить подобное в дальнейшем путём окончательной оккупации именем закона, прогресса и нашей безопасности богатейших и плодороднейших земель Республики."
Хулио Аргентино Рока

В конце 1878 года было начато первое широкомасштабное наступление аргентинской армии на патагонские территории — его целью было проникновение в пампу на 300—600 км, дабы завоевать территории вплоть до реки Рио-Негро, что в итоге и было успешно проделано. Индейцев, проживающих на этой территории, согласно приказу Роки следовало «уничтожить, подчинить или изгнать».

В начале 1879 года аргентинские войска численностью более 6000 человек, при поддержке многочисленной кавалерии, вооружённой закупленными в США винтовками «Ремингтон», под командованием Роки перешли в новое наступление, по масштабам гораздо более крупное, нежели все предыдущие; целью был поставлен захват территории Чоле-Чол, и цель эта была достигнута в течение всего двух месяцев — во многом потому, что боевой дух индейских армий, до сих пор представлявших по своей сути разрозненные отряды, был сильно надломлен, вследствие чего многие вожди сдавались со своими армиями в плен, почти не оказывая сопротивления аргентинцам.

С другой стороны, быстрому успеху аргентинцев, помимо колоссального превосходства в качестве вооружения, способствовала и весьма оригинальная тактика боевых действий, изобретённая генералом Рокой, — так называемый «захват щупальцами», то есть одновременное наступление в несколько точек сразу с нескольких направлений (армии под его командованием наступали из провинций Буэнос-Айрес, Кордова, Мендоза и Санта-Фе). Основной целью, как уже было сказано, являлась территория Чоле-Чол, однако к апрелю также была подчинена территория Неукен и аргентинская армия установила контроль над всей территорией к северу от реки Рио-Негро и её северного притока Неукен, которые образуют естественную границу от Анд до Атлантического океана.

В результате тяжёлых поражений, приведших к потере столь обширных территорий, многие мапуче, не желавшие жить под аргентинской властью, мигрировали через перевал Мамул-Малал и территории Курареху и Пукон на юг нынешнего Чили, тогда ещё остававшийся «свободным», где на какое-то время и поселились. По официальным данным (которые могут быть сильно занижены), в период с июля 1878 по апрель 1879 годов минимум 1250 индейцев было убито аргентинскими войсками и минимум 3000 — взято в плен.

Тем временем в бассейнах упомянутых двух рек и, в меньшей степени, в бассейне реки Колорадо аргентинцы и прибывающие в страну иммигранты активно основывали новые поселения и форты; к этому же времени относится начало колонизации валлийскими эмигрантами поселений на крайнем юге Патагонии, около реки Чубут (той самой, около которой впоследствии произойдёт последнее крупное сражение Патагонской войны), действовавших под эгидой аргентинского правительства. Эта территория в 1879 году уже фактически находилась под контролем Аргентины, будучи изолированной от её основной территории.

Таким образом, всего за год территория аргентинского государства существенно увеличилась, причём территориальные приобретения с экономической точки зрения были ценнейшими. Однако огромные (пусть и заселённые очень слабо и не слишком освоенные даже арауканами) территории Юга ещё не были подконтрольны правительству.

Кульминация Завоевания пустыни. Кампания Конрада Виллегаса

После серии своих побед над индейцами генерал Рока стал национальным героем Аргентины. В октябре 1879 года он формально оставил военную карьеру и начал карьеру политика. В ходе выборов в октябре 1880 года и последовавшей за ними революции Рока стал президентом Аргентины. Сразу же после этого ему пришлось усмирять две восставшие против его власти провинции страны, но к началу 1881 года политическая ситуация стабилизировалась, и он смог вновь, пусть уже и как президент, а не полководец, продолжить реализацию своей цели полного завоевания Патагонских земель. Главнокомандующим на патагонском фронте стал полковник Конрад Виллегас, который по приказу Роки уже в начале 1881 года начал завоевание Неукена, имея конечной целью форсирование реки Лимай, что было достигнуто уже к концу данного года. Тем не менее, несмотря на большую отсталость и неорганизованность местных племён и меньшее, по сравнению с прошлыми кампаниями, количество мапуче в их рядах, местные индейцы оказывали аргентинским войскам ожесточённое, хотя и безуспешное сопротивление.

В ноябре 1882 года аргентинская армия под командованием Виллегаса начала новый этап кампании — на этот раз в Андах. Активные боевые действия на этом участке длились до апреля 1883 года, причём силы аргентинцев были куда меньше, чем в предыдущих операциях (не более 1400 солдат и офицеров), что не помешало им сравнительно быстро захватить новые значительные территории.

Заключительный этап кампании пришёлся на ноябрь 1883-октябрь 1884 годов. В начале 1884 года Мануэль Намункура с отрядом из 300 воинов капитулирует перед аргентинским правительством. Последняя крупная битва Завоевания пустыни состоялась 18 октября 1884 года около реки Чубут, победа досталась аргентинцам. Два месяца спустя армия из 3000 индейцев под командованием касиков Инасиаля и Фоэля (которым сохранили жизнь, а в 1886 году поселили при музее естественных наук в Ла-Плата) сдалась аргентинским войскам также на территории нынешней провинции Чубут. И хотя на деле полного подчинения аргентинцами патагонских индейцев ещё не произошло (отдельные индейские отряды боролись против правительства вплоть до начала XX века, не говоря уже о том, что ряд территорий к 1884 году не был завоёван), именно это событие и считается большинством зарубежных историков окончанием Завоевания пустыни. 1 января 1885 года Патагония получила второго военного губернатора — им стал генерал Лоренцо Виннтер. Первым формально стал генерал и писатель Альваро Баррас (был назначен в 1879 году, однако реально к исполнению обязанностей приступить так и не смог).

ссылка

0

3

Спасибо огромное!

0

4

В небе Аргентины

2 октября 1929 года на пассажирском причале Пуэрто Нуэво аргентинской столицы пилоты компании «Аэропоста- Аргентина» Жан Мермоз и Генри Гийоме встечали нового исполнительного директора этой фирмы, своего старого друга Антуана де Сент-Экзюпери.

http://s3.uploads.ru/Djoet.jpg

В свои двадцать девять лет Антуан де Сент-Экзюпери имел большой лётный опыт. Он управлял военными и гражданскими самолётами с 1921 года. С 1926 года Сент-Экзюпери — пилот французской компании «Аэропосталь», доставлявшей почту на Северное побережье Африки. С октября того же года он — начальник промежуточной станции Кал-Джуби в пустыне Сахара. Здесь Сент-Экзюпери написал своё первое произведение «Южный почтовый», которое было опубликовано незадолго до его назначения в Аргентину.

В Буэнос-Айресе Сент-Экзюпери поселился в большой квартире в самом центре города на улице Флорида, в нескольких кварталах от центрального офиса компании «Аэропоста-Аргентина», являвшейся филиалом «Аэропостали», находившемся на улице Реконкиста 240.

http://s3.uploads.ru/yGiIr.jpg

Основными задачами нового технического директора были запуск в эксплуатацию уже подготовленной авиалинии Буэнос-Айрес — Асунсьон и, самое главное, разработка новых маршрутов доставки почты самолётами «Аэропоста- Аргентина» на юг страны - в Патагонию.

Шумный и космополитичный Буэнос-Айрес сначала показался Сент-Экзюпери земным адом. «Я являюсь пленником этого ненавистного города» — написал он в одном из писем своей матери. Но прошли несколько месяцев, и Антуан понял, что совсем неожиданно для себя он полюбил аргентинскую столицу.

Особенно нравилось Сент-Экзюпери слушать танго в театре «Майпо» или в известном кабаре «ТабарИс». Также со своими друзьями Жаном Мермозом и Генри Гийомом он посещал столичные рестораны, совершал прогулки по городу, стараясь фотографировать его достопримечательности при каждом удобном случае.

http://s3.uploads.ru/ErCiL.jpg

Через неделю после своего прибытия в Аргентину Сент-Экзюпери вылетел с инспекцией недавно открытого маршрута Буэнос-Айрес — Асунсьон. Кроме этого, он должен был найти удобное место для промежуточного аэродрома. Пролетая над провинцией Энтре Риос, Сент-Экзюпери увидел подходящую площадку для оборудования взлётно-посадочной полосы. Он снизился. Сделав круг над этим местом, посадил самолёт. Но неудачно: во время приземления одно из колёс его летательного аппарата получило повреждение.

Сен-Экзюпери осмотрелся. Вокруг не было ни души. Только огромные кактусы, заросли высокой травы и тишина. И вдруг из ближайших кустов появились две маленькие девочки в белых нарядных платьях и заговорили с ним на прекрасном французском языке. Это было чудо!!! Вскоре выяснилось, что это были дочери одного предпринимателя из Франции, жившие неподалёку. Он и помог Антуану отремонтировать колесо его самолёта.

Этот эпизод настолько потряс Сент-Экзюпери, что он обратился к нему в одной из глав своей книги «Земля людей».

http://s2.uploads.ru/hiRBP.jpg

Для быстрой доставки почты лётчики, в том числе и Сент-Экзюпери, компании «Аэропоста-Аргентина» должны были летать и ночью. Примитивные аэропланы того времени, отсутствие средств связи, плохо оборудованные аэродромы превращали каждый вылет в смертельный риск. Свой опыт, приобретённый во время ночных полётов над безлюдной Патагонией, Сент-Экзюпери положил в основу романа «Ночной полёт». По его мотивам в Голливуде был снят одноимённый фильм. А итальянский композитор Луиджи Дальяпиколья написал музыку к опере «Ночной полёт», имевшую большой успех у зрителей.

Часто из дальних мест, где бывал Сент-Экзюпери, он привозил диких животных. Так, в ванной его квартиры на улице Флорида жил детёныш тюленя. Его, одинокого и слабого, Сент-Экзюпери подобрал на холодном берегу Южной Атлантики. На аэродроме «Аропоста-Аргентина» в пригороде Буэнос-Айреса важно ходили пигвины, спасенные им в Патагонии, и весело бегал дикий кабанчик из предгорий Анд…

В сентябре 1930 года на одной из конференций Сант-Экзюпери представили очаровательную женщину. Это была юная вдова Консуэло Сунсин Карильо. Впервые в своей жизни отважный лётчик, Кавалер Ордена Почётного Легиона, Антуан Сант-Экзюпери влюбился… Он предложил Консуэло совершить вместе с ним полёт над Буэнос-Айресом. Она согласилась. Самолёт находился над рекой Ла Плата, когда Сант-Экзюпери, повернувшись к женщине, неожиданно попросил поцеловать его. Консуэло возмутилась выходкой Антуана и в резкой форме выразила ему свой отказ сделать это.

http://s3.uploads.ru/DL1d2.jpg

— Тогда мы вместе с вами упадём прямо в речку и утонем! — вполне серьёзно предупредил свою спутницу Сент-Экзюпери и бросил штурвал. Самолёт немедленно стал снижаться, угрожая сорваться в штопор.

Консуэло вынужденна была поцеловать его в щёку.

Через шесть месяцев Антуан де Сант-Экзюпери и Консуло Сунсин Карильо поженились.

Фирма «Аэропоста — Аргентина» начала осваивать линию Мендоса — Сантьяго де Чили. Каждый перелёт через Анды был в те времена подвигом. Высокие горные вершины, нехватка кислорода, неожиданные метели, низкие температуры и нулевая видимость были причиной гибели многих аргентинских пилотов. Антуан де Сент-Экзюпери совершил тридцать полётов в столицу Чили!

За пятнадцать месяцев пребывания на посту технического директора Сент-Экзюпери сделал очень много. Так, только на линии Баия Бланка — Комодоро Ривадавия самолётами компании «Аэропоста Аргентина» было совершено 107 рейсов, перевезено 3400 килограммов почтовой корреспонденции и 644 пассажира.

В январе 1931 года Сент-Экзюпери вернулся во Францию.

— Я чувствовал себя в Аргентине, как на родине! Время, проведённое в этой стране, было самым лучшим в моей жизни, — не раз признавался он в разговорах с друзьями и знакомыми.

С началом вторжения гитлеровской Германии во Францию, Сент-Экзюпери в качестве лётчика сражался за свободу своей родины. За мужество был удостоен Военного Креста. После поражения Франции Сент-Экзюпери эмигрировал в США. С началом вступления этой страны во Вторую мировую войну, он подал прошение о своём желании сражаться против врага в военно-воздушных силах. Ему отказали. Ведь максимальный возраст для военных лётчиков ограничивался тридцатью годами, а Антуану был уже сорок один. Тогда он был вынужден прибегнуть ко всем своим связям, чтобы стать пилотом ВВС США. Сент-Экзюпери это удалось.

http://s3.uploads.ru/lMrUh.jpg

30 июля 1944 года на американской военной базе на Корсике в офицерском клубе был вечер. Все танцевали под звуки джаза. Только Сент-Экзюпери продолжал сидеть за своим столиком:
— Из всей музыки мне нравится только аргентинское танго! — объяснил он своим коллегам.

На следующий день в 8 часов 36 минут Антуан Сент-Экзюпери взлетел на своём самолёте Локхид Р-38 «Лайтнинг» для выполнения очередного боевого задания. Из него он уже никогда не вернулся.

Антуан де Сент-Экзюпери стал одним из основателей почтовых авиаперевозок и пассажирских авиалиний в Аргентине. Поэтому в знак признательности его заслуг перед Аргентиной одному из горных андских пиков, расположенному в Патагонии, было присвоено имя Антуана де Сент-Экзюпери.

© Сергей Горбатых, 2012 г.

+1

5

И в Аргентине отметился, человечище...

0

6

Когда-то было много разговоров о его исчезновении. Обломков самолёта нигде не нашли. Выдвигались даже самые невероятные версии - похитили инопланетяне.
Пока не нашли в архивах отчёт о боевом вылете фашистского истребителя. Он сбил самолёт Экзюпери над каким-то озером, кажется, точно не помню. Бортовой номер самолёта был указан. Но и сам этот фашистский самолёт был сбит на следующий день.

Вот такая вот печальная история.

0

7

Суоми написал(а):

Когда-то было много разговоров о его исчезновении. Обломков самолёта нигде не нашли. Выдвигались даже самые невероятные версии - похитили инопланетяне.
Пока не нашли в архивах отчёт о боевом вылете фашистского истребителя. Он сбил самолёт Экзюпери над каким-то озером, кажется, точно не помню. Бортовой номер самолёта был указан. Но и сам этот фашистский самолёт был сбит на следующий день.


Над Средиземным морем.

+1

8

Вадим написал(а):

Над Средиземным морем.

Да, при подлете к району Марселя по моему.

Отредактировано ftiko (28-02-2013 05:29:32)

0

9

Очень жаль, вот надо было не в США эмигрировать, а в Аргентину, а то понравилось, и все. Может судьба ему давала шанс.

0

10

Он бы с Аргентины сбежал на войну, ему без разницы было.

0


Вы здесь » Аргентина по-русски » История Аргентины » История Аргентины