Аргентина по-русски

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аргентина по-русски » История Аргентины » Исторические личности Аргентины


Исторические личности Аргентины

Сообщений 1 страница 10 из 36

1

Juan Bautista Alberdi- аргентинский государственный деятель, социолог, писатель.

http://s1.uploads.ru/t/GpTLF.jpg

Родился в Тукумане 29 августа 1810, умер в Париже в 1884. Выиграл стипендию и учился в Колледже моральных наук в Буэнос-Айресе, участвовал в создании "Майской ассоциации" с целью свержения диктатуры Хуана Мануэля Рокаса. Большую часть жизни, с 1839 по 1852, Альберди провел в изгнании - сначала в Монтевидео, позднее в Чили, - занимаясь журналистикой и юриспруденцией. В Чили он за короткий срок написал свою знаменитую книгу "Основы и исходные положения для политической организации Аргентинской республики" (Bases para la organizacin politica de la confederacin Argentina, 1852), послужившую основой для аргентинской конституции 1853. Сходная во многих отношениях с конституцией США, она просуществовала до 1949, когда была отменена в период диктатуры Хуана Доминго Перона. Путь прогрессивного развития страны Альберди видел, прежде всего, в иммиграции, что нашло отражение в его крылатой фразе "Управлять - значит, заселять". На поприще политической деятельности единственным успехом Альберди стала его дипломатическая миссия в Испанию, где он добился запоздалого признания бывшей метрополией независимости недавно образованной Аргентинской Федерации во главе с правительством генерала Хусто Хосе де Уркисы. По возвращении на родину Альберди участвовал в работе Конгресса, но его идеи не получили широкого распространения.

Ссылка

0

2

авт.Rossa

Сан Мартин
http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/latinamer1/sanmartinportr/sanmartin.jpg

Jose Francisco de San Martin
Хосе Франсиско де Сан Мартин

родился 25 февраля 1778 года в Аргентине,
умер 17 августа 1850 в Булонь-сюр Мер во Франции

Генерал Хосе Франсиско дe Сан Maртин родился 25 февраля 1778 в местечке Япеуи, в провинции Корриентес, Аргентина. Умер 17 августа 1850 в Булонь-Сюр-Мер (Boulougne-sur Меr), Франция.

Его родители были испанцы. Отец – Дон Хуан де Сан Мартин - профессиональный военный. В 1784 году семья де Сан Мартин переехала в Испанию, где Хосе учился в семинарии в Мадриде, которую оставил в 1789 году и поступил в кадеты. Сан Мартин служил в армии Испании (Мурсийский полк) и участвовал в войнах против Голландии (1791) и Британии (1798). Во время последней он попал в плен к англичанам и провел там более года. После вторжения войск Наполеона в Испанию воевал с французами и стал подполковником.

Началом освободительного движения в Аргентине (вице-королевство Рио-де-ла-Плата) можно считать учреждение в 1810 году Временной правительственной хунты во главе с К. Сааведрой. Однако, ее попытки создать единое государство оказывались неудачными. Недавно единое вице-королевство распадалось… Терпели поражения войска Бельграно в Парагвае, в Уругвае против военных отрядов хунты боролись отряды Артигаса.

Противоречия, раздоры, разногласия по поводу создания будущего государства - как унитарного или же конфедерации, попытки роялистов (сторонников короля Испании) восстановить свою власть и попытки португальцев занять освобождающиеся от испанского владычества провинции затрудняли обретение независимости и всеми вместе, и порознь.

Сан Мартин в 1811 году решил уйти со службы в испанской армии и после встречи в Лондоне с революционно настроенными соотечественниками отправился в Буэнос-Айрес. По прибытии он был почти немедленно взят на службу революционным режимом. Его военный опыт был ценным активом для революционеров в Южной Америке.

В марте 1812 года он получил задание создать вооруженные силы, которые могли бы бороться с испанскими роялистами в Перу, войска которых угрожали новообразованной Аргентине. Он получил в свой полк триста новобранцев и методично занимался их обучением. Сан Мартин установил наказания за трусость на поле боя, за безразличие к чести защиты полка, за мошенничество, за оставление товарища в беде, за азартные игры с недостойными людьми, за посягательство на женщину, за пьянство... На ежемесячных общих собраниях обсуждали нарушения воинской дисциплины и за самые тяжелые проступки исключали из отряда.

И в том же году Сан Мартин женился на Марие де Лос Ремедиос Эскалада – девушке из благородного и зажиточного аристократического семейства. Невесте было немногим больше пятнадцати лет. Братья ее записались в полк Сан Мартина.

Сан Мартин получил первое «боевое» крещение и одержал первую победу в кампании против вице-короля Вигоде 13 января 1813 года. Отряд из сотни с небольшим гренадеров Сан Мартина смог отразить наступление значительно превышавшего их по численности морского десанта испанцев. Аргентинцы потеряли пятнадцать человек, испанцы - сорок.

Первая победа воодушевляла.
Сан Мартин принял участие в создании нескольких патриотических обществ и ложи "Лаутаро", созданной по типу масонских лож. Вступавшие подписывались под масонским лозунгом "Единство, Вера, Победа", называли друг друга "брат", проводили тайные встречи. Один из идеологических постулатов членов ложи был таким:

"Законным правительством страны является только то, которое избрано в результате свободного волеизъявления народа. Никакое другое правительство ты признавать не должен. Республиканская система управления государством больше всего подходит странам Южной Америки. Ты должен приложить все свои усилия для того, чтобы люди приняли ее".

Члены ложи и гвардейцы Сан Мартина приняли участие в заговоре против триумвирата правителей Аргентины, которые противились проведению радикальных антииспанских и демократических преобразований. Радикальные сторонники независимости одержали верх, и вскоре Сан Мартин возглавил вооруженные силы Аргентины. Однако, он недолго пробыл в столице.

Ему пришлось самому возглавить армию из нескольких тысяч плохо экипированных, полуобученных солдат и отправиться на спасение терпяшей неудачи на севере страны армии генерала Бельграно. Поход занял больше месяца. Прибыв на место и встретив остатки разбитых частей, Сан Мартин отказался от мыслей немедленно атаковать испанцев. Он укрепил лагерь и занялся наведением дисциплины и обучением солдат и офицеров.

Он решил опереться на поддержку местных жителей, точнее, на их антииспанский настрой. Сторонников испанской короны среди местного населения было немного, ведь испанцы жестоко расправлялись со всеми, кто выказывал непокорность. Индейские поселения подвергались разграблению испанцами, пленных продавали в рабство, а головы повстанцев насаживали на колья вдоль дорог. Сан Мартин сумел наладить контакты с местными партизанами и договориться о взаимодействии с ними, а также заручиться поддержкой церкви. Вскоре северная линия обороны была воссоздана.

Сан Мартин считал, что необходимо покончить и с испанским господством в Чили, однако, прямое нападение на них было бы обречено на неудачу. . И он выбрал другую стратегию освобождения. Сказавшись недостаточно здоровым, он занял должность губернатора аргентинской провинции Куйо, где с участием чилийских эмигрантов занялся созданием армии, вошедшей в историю Латинской Америки как Армия Анд.

Он много занимался управлением провинцией - увеличил налоги на богатых, налогоплательщиком стала и церковь, конфискации подлежала собственность землевладельцев, живущих за границей. Он мог наказать крестьянку, плохо отозвавшуюся о своей стране, и офицера, проигравшегося в карты.
И самое главное - он набирал рекрутов. Офицерами становились молодые люди из хороших местных семейств, пастухи-гаучо вступали в кавалерию, освобожденные рабы (среди которых было немало чернокожих) - в пехоту. Несколько подразделений было сформировано из чилийских беженцев.

Он создал "Regimiento de Granaderos a Caballo" - образцовую боевую единицу, которая стала военной академией для офицеров и солдат. Из этого полка появилось множество блестящих агрессивных командующих конницей, подобных которым Южная Америка не видела ни прежде, ни теперь. "Армия Анд", численностью 4000 бойцов, превосходила в обучении, дисциплине, морали и оснащении любые воинские подразделения в Южной Америке. Основой армии Сан Мартина были преимущественно аргентинцы, менее одной десятой были чилийцами, все они воевали под руководством офицеров Аргентины.

Армия Анд (впрочем, так ее назвали чуть позже) должна была совершить переход через горные вершины Анд - с конницей, артиллерией, боеприпасами и напасть на испанцев там, где они не ждут нападения.

Сан Мартин, проклятый испанскими властями как еретик, сторонников которого называли "посланниками сатаны, исчадиями ада", предложил местному духовенству читать патриотические проповеди и обещал земные наказания для тех, кто усомнится "в священном деле нашего политического возрождения". Он рассылал своих агентов в Чили, которые распространяли слухи о вторжении войск Сан Мартина на южных границах. Он встретился с полусотней индейских вождей, и они подписали договор о союзе. И, конечно, Сан Мартин занимался подготовкой к переходу - провиантом, подковами для лошадей, дровами для костров, устройствами для переправы орудий через расщелины, снарядами и амуницией.

Воинское мастерство Сан Мартина было настолько высоко, что даже в конце ХIХ века преподаватели прусского военного колледжа использовали переход армии Сан-Мартина через Анды как пример при обучении планированию военных операций.

В середине января армия Сан Мартина отправилась в путь. Его отряд состоит из примерно 4 000 пехотинцев и 1200 кавалеристов, они ведут несколько тысяч верховых и грузовых мулов, полторы тысячи боевых лошадей и скот, предназначенный для забоя и употребления в пищу, а также орудия, снаряды, порох, пули - все, что потребуется для предстоящих сражений.

http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/latinamer1/sanmartinportr/andes.jpg

Путь в 150 миль, включавший преодоление нескольких горных заснеженных хребтов, которые возвышались до высоты 21 000 фута, переправы через горные реки, ущелья при температуре воздуха, опускавшейся ниже нуля, занял около месяца. Потери были - несколько десятков солдат, больше половины лошадей и мулов погибли. Но армия была готова к бою.

На рассвете 12 февраля, когда еще не все солдаты успели спуститься с перевала, не передохнув, армия Сан Мартина вступила в районе ранчо Чакабуко в бой, который длился больше десяти часов и завершился полным разгромом испанских войск.

Сан Maртин посылает в Буэнос-Айрес лаконичное официальное сообщение:
"… пересекли самую высокую горную цепь в мире; свергли тиранию и дали свободу Чили".

После вступления Армии Анд в чилийскую столицу Сантъяго 17 февраля, ее граждане единодушно выбирают Сан Мартина новым главой государства. Однако, его собственное решение, так же как инструкции, полученные из Буэнос-Айреса – иные. Сан Мартин передает диктаторские полномочия генералу О’Хиггинсу, а сам продолжает подготовку к освобождению теперь уже Перу.

Под руководством Сан Мартина с помощью аргентинских офицеров возрождается чилийская армия и под командованием Сан Мартина к началу 1818 года насчитывает уже 6600 человек (правда, около половины из них не имеют боевого опыта).

Роялисты посылают против них экспедиционные силы численностью 3400 человек во главе с генералом Озорио, одним из их самых опытных командующих, большинство солдат и офицеров которого - испанские ветераны Наполеоновских войн, а также частично перуанцы.
Происходит несколько кровопролитных сражений, и Сан Мартин одерживает победы.
Стремясь избежать использования военной силы, Сан Мартин пробует вести переговоры с роялистами в надежде, что они примут мирное урегулирование конфликта. Он предлагает преобразовать Перу в независимую монархию. Переговоры ни к чему ни приводят.

Использование военной силы было теперь неизбежно, но вместо того, чтобы идти на противника по суше, он использует флот. Союзническая армия, возглавляемая Сан Мартином, опять совершает неожиданный маневр - переправляется на судах чилийского флота к Заливу Паракас, к югу от Лимы (столица Перу).

В июле 1821 года Сан Мартин освобождает большую часть Перу и вступает в Лиму; Город Королей Перу был объявлен независимым. Сан Мартин получает почетный титул «Защитника» нового государства (Protector).

http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/latinamer1/sanmartinportr/independencia.jpg

В это же время войска, ведущие наступление в эквадорских Андах во главе с Симоном Боливаром, Освободителем Северной Америки, встретив жестокое сопротивление, останавливаются. По просьбе Боливара Сан Мартин направляет смешанное чилийско-аргентинское подразделение, которое одерживает несколько побед и дает возможность армии Боливара двигаться дальше.

Однако, в освобожденном Перу побеждены не все сторонники испанского владычества. Они оказываются способны собрать армию численностью около 20 000 человек. Армия Сан Мартина имеет намного меньше – около 5000 бойцов (приблизительно 1200 человек из Аргентины, 100 – из Чили, остальные – из Перу). Однако, перуанцы не воспринимают идею независимости Перу с таким же энтузиазмом, как аргентинцы, чилийцы или венесуэльцы; фактически большинство из них остаются лояльными к испанской короне.
Объединенные области Ла-Платы (Аргентина), разорванные на куски гражданскими войнами, неспособны помочь. Чили, материально истощенная, также не может послать никакой помощи.

26 июля 1822 года Сан Мартин встречается с Боливаром в Гуаякиле. Теперь его очередь просить помощи. Однако, Боливар ссылается на необходимость получить согласие Великого колумбийского Конгресса и от оказания помощи уклоняется. Большая часть из того, что произошло на встрече между этими двумя великими полководцами, покрыто тайной.

Сан Maртин благородно предлагает служить под командованием Боливара, но это предложение отклонено. Причина, по мнению ряда историков, в том, что честолюбивый венесуэлец не мог допустить появления фигуры Сан Мартина рядом с собой. Ради сохранения независимости Перу и Чили Сан Мартин складывает свои полномочия перед перуанским конгрессом 20 сентября 1822 года:

"Когда я возвращаю регалии Верховного правителя Перу, то следую велению долга и зову моего сердца... Сегодня, отказываясь от власти, я молю Всевышнего о мудрости, просвещенности и осторожности, которая необходима для счастья тех, кем вы будете править. С этого момента учреждается Суверенный конгресс, и народ обретает власть во всех ее проявлениях".

Он уезжает в Чили, там получает известие о смерти жены (ей было 26 лет). И возвращается в Буэнос-Айрес.
Аргентину раздирают конфликты между руководителями провинций и различных политических сил. Сан-Мартин уезжает в Европу вместе с дочерью и братом, но в конце 1828 года возвращается. Однако, Сан Мартин не хочет участвовать во внутренних конфликтах ни на чьей стороне и окончательно, теперь уже навсегда, покидает страну.

Он уезжает в Европу вместе с дочерью Мерседес, для воспитания которой формулирует 11 правил:

1. Воспитать ее доброй и человечной, чуткой даже по отношению к безобидным насекомым. Стерн* однажды сказал мухе, открывая ей откно: "Улетай, бедное существо, мир достаточно велик для нас обоих".

2. Воспитать в ней любовь к правде и ненависть ко лжи.

3. Внушить ей уверенность в свои силы и дружелюбное, но всегда уважительное отношение к окружающим.

4. Поощрять в ней милосердие к бедным.

5. Уважать чужую собственность.

6. Научить ее хранить секреты.

7. Воспитать в ней чувство уважения ко всем религиям.

8. Воспитать мягкость в отношении к слугам, бедным и старикам.

9. Приучить говорить мало и только по делу.

10. Приучить ее вести себя спокойно и серьезно за столом.

11. Научить ее любить чистоту и порядок и презирать роскошь.

http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/latinamer1/sanmartinportr/sanmartinold.jpg

В 1829 году он теперь уже навсегда отправляется в Европу и живет во Франции. В добровольно обретенном изгнании он разделяет свои последние годы с дочерью и ее детьми (Мерседес вышла замуж за навещавшего Сан Мартина аргентинского генерала Балькарсе).

Перед смертью 17 августа 1850 года в Булонь Сюр Мер он завещал, чтобы его сердце было похоронено в Буэнос-Айресе.
Он был похоронен в Соборе Нотр Дам в Булони, а позже его останки были перезахоронены в городском соборе Буэнос-Айреса.

Сан-Мартин помог добиться независимости трем государствам, и он отказывался от верховной власти, предоставляя аргентинцам, перуанцам и чилийцам самим решать свою судьбу. Он отказывался участвовать в гражданских войнах, считая главным делом - войну за независимость стран континента.

Сан Мартин вошел в историю не только как один из наиболее блестящих генералов испано-американских войн за независимость, но и как антитеза честолюбивым, жестоким, преисполненным духом карьеризма диктаторам, которые властвовали во многих странах латиноамериканского мира вплоть до конца 20-го столетия.

Сухие слова биографии не показывают ни его величия, ни уважения, которое испытывают к нему латиноамериканцы.

Источник

0

3

авт.Rossa

Мануель Бельграно

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/9d/Manuelbelgrano.jpg

Мануэль Бельграно, полное имя Мануэль Хосе Хоакин дель-Корасон-де-Хесус Бельграно, Manuel José Joaquín del Corazón de Jesús Belgrano (родился 3 июня 1770 в Буэнос-Айресе; умер 20 июня 1820 там же) — национальный герой Аргентины, полководец, экономист, политический деятель. Его имя носит город Хенераль-Бельграно в провинции Буэнос-Айрес.

Родился в богатой многодетной семье. Отец — коммерсант из Генуи — успешно натурализовался; мать из испанского рода, давно обосновавшегося в Буэнос-Айресе. Получил хорошее домашнее образование; в 1788 — 1793 учился в Испании, в университетах Саламанки и Вальядолида, получил диплом адвоката. Был назначен секретарем королевского консульства Буэнос-Айреса, в то время столицы испанской "колонии Ла-Плата". На этом посту сделал много для развития своей страны: основал мореходную школу и несколько других училищ, начал издание экономической газеты "Коммерческий Вестник" ("Correo de Comercio"). В Буэнос-Айресе тогда заправляли купцы-монополисты. Они только и знали, что скупать без иностранной конкуренции колониальные товары, вывозить их в Европу и там продавать вдвое дороже. Приложив немало усилий к диверсификации экономики, Бельграно убедился, что само положение колонии не позволяет Аргентине процветать по-настоящему. За 12 лет работы в консульстве Мануэль научился управлять людьми и стал вхож в круг вольнодумцев, сторонников отделения от Испании.

Военная карьера

Во время войны между Великобританией и Испанией английский десант захватил Буэнос-Айрес. Это случилось 27 июня 1806. Бельграно был тогда капитаном городского ополчения, по его собственным словам, "больше из каприза, чем из любви к военному делу". Всего 1500 английских моряков овладели городом, выгнав оттуда армию вице-короля. Бельграно рвался в бой, но ополчение так и не собралось. Сотрудники консульства послушно подписали от имени короля документы о признании Буэнос-Айреса владением Великобритании. Бессилие испанской администрации и безволие земляков глубоко возмутили Мануэля. Он отказался подписывать капитуляцию и покинул город. В рядах королевских войск, освобождавших столицу на следующий год, началась для Бельграно военная карьера, к которой он никогда не готовился.

25 мая 1810 при известии о пленении короля Испании войсками Наполеона в Буэнос-Айресе произошла революция, и Бельграно был избран в состав первого аргентинского правительства - революционной хунты. Его назначили командующим экспедиции в Парагвай, где еще держалась власть короля. Во главе отряда в 700 чел. Бельграно сразился с парагвайским войском численностью 7000 чел. и потерпел поражение, но не был разбит наголову: противник не решился преследовать отступающих аргентинцев. Этот поход вызвал восхищение профессиональных военных и, в первую очередь, главнокомандующего — генерала Хосе де Сан-Мартина.

http://www.vokrugsveta.ru/encyclopedia/images/c/c9/Bandera_primeras01.jpg

Самым удачным для Бельграно оказался 1812 год. 27 февраля при формировании полка в Росарио Бельграно, теперь уже генерал, поднял новое знамя. Вместо двух красных полос знамени королевской Испании это знамя имело две небесно-голубые, а вместо желтой средней полосы — белую. Этот флаг, цвета которого означали чистоту помыслов и веру, стал впоследствии государственным флагом Аргентины. Под трехполосным знаменем Бельграно одержал свою самую знаменитую победу — 24 сентября 1812 при Тукумане. В 1813 и 1814 он воевал менее удачно. Его даже арестовали и судили, но простили за старые заслуги и в 1815 командировали в Лондон с дипломатической миссией.

Дипломатические поручения и перуанская армия

Мануэль вместе с дипломатом Бернардино Ривадавия пытался добиться у европейских держав признания независимости Аргентины. Весной 1815 монархи Европы решали участь побежденной империи Наполеона. По их мнению, испанскому королю нужно было возвратить все его владения. Аргентинцев не желали слушать, и осенью они вернулись домой. В 1816 Бельграно сделал смелое предложение - провозгласить национальную монархию во главе с наследником Великого Инки, но эта мысль вызвала всего лишь общее веселье.

Последнее назначение, которое Бельграно получил от правительства своей республики, — должность командующего армией в Перу. Три года вместе со своими солдатами генерал страдал от голода и холода в стране, где приходилось вести боевые действия в экстремальных условиях. Осенью 1819 у Мануэля развилась водянка. Он простился с армией и отбыл в Тукуман. Правительство этой аргентинской провинции желало свести личные счеты с генералом и чуть было не заковало его в кандалы, врачи с трудом сумели отстоять больного. Его направили в Буэнос-Айрес умирать в нищете и полном одиночестве. Семья Бельграно к тому времени давно разорилась, а братьев и сестер Мануэля раскидало по свету.

Посмертная слава

Только одна газета упомянула о смерти человека, создавшего знамя, которое к тому времени уже 4 года было флагом всей страны. Спустя многие годы правительство Аргентины осознало, что в истории государства не так-то много героев. Тело Бельграно перенесли в роскошный мавзолей, а годовщина его смерти с 1936 стала национальным праздником — Днем национального флага, Día de la Bandera Nacional.

Источник

0

4

Вадим написал(а):

Очень интересно. Тоже интересуюсь историей Аргентины и региона.

Катеринка написал(а):

Вадим
Напишате пож-та, о ком бы вы хотели узнать и мы опубликуем биографию и рассказ о жизнедеятельности.

Вадим написал(а):

Катеринка написал(а):

    Напишате пож-та, о ком бы вы хотели узнать и мы опубликуем биографию и рассказ о жизнедеятельности.

Катюша спасибо за Ваше внимание. Если кто-то особенно заинтресует обязательно спрошу.

Вадим написал(а):

Вот только что подумалось, а ведь разрешение "индейского вопроса" в Аргентине для русскоязычного читателя Интренета освещенно как-то скупо. Так что жду материала о "Завоевании пустыни". В русской и украинской Википедии материалы конечно есть, но возможно Вы, как испаноязычные, напишите больше.

Катеринка написал(а):

Вадим
Поищем и обязательно напишем, а пока Наша Звезда Свободы и Труда))) Хуан Доминго Перон...

0

5

Перон пришел, чтобы дать вам права, труд и счастье.
Хуан и Эва Перон. Кадр из фильма "Эвита" С Мадонной

http://s1.uploads.ru/t/Qs1cD.jpg


Хуа́н Доми́нго Перо́н
(исп. Juan Domingo Perón, 8 октября 1895 — 1 июля 1974) — аргентинский военный и государственный деятель, президент Аргентины с 1946 по 1955 и с 1973 по 1974.

Хуан Доминго Перон родился в 1895 году в городе Лобос в Аргентине. Он поднимался по служебной лестнице благодаря усердию и способностям. Внешне обаятельный, атлетического сложения человек.
Он поступил в военную школу в 16 лет.

http://s1.uploads.ru/t/QoXs7.jpg

До 1943 года, когда произошел военный переворот, Аргентина находилась под властью президента Рамона Кастильо. Антиправительственный заговор возглавили армейские офицеры, объединенные в тайное общество "Молодые орлы". Среди них был и полковник Перон. Антифашистская позиция президента раздражала военных, среди которых было немало офицеров итальянского происхождения, боготворивших Муссолини.

Во время переворота Перон служил в военном ведомстве и считался одним из самых ярых профашистски настроенных офицеров. Новыми властями он был назначен на высокий пост в министерстве труда, созданном военной хунтой.

Рабочее движение в Аргентине традиционно контролировалось профсоюзами. Перон решил слить рабочих в один военизированный союз, где бы господствовали тоталитарные порядки, которыми он восхищался во время поездки в нацистскую Германию и фашистскую Италию. 

Он добился того, чтобы переговоры о зарплате между рабочими и предпринимателями проходили через его ведомство. Перону это было выгодно, взятки от профсоюзных боссов и владельцев предприятий тайно переправлялись на его банковский счет в Швейцарии.

Перон ввел оплачиваемые отпуска, доплаты к Рождеству и другие льготы. В то время, как трудящиеся приветствовали эти краткосрочные меры, предприниматели роптали из-за потери рычагов управления, а профсоюзы послушно следовали правительственной политике.

5 июня 1946 года он вступил в должность президента Аргентины. Его девятилетнее правление как бы делит на две части историю этой южноамериканской страны в ХХ веке: "эпоху до Перона" и "эпоху Перона", ибо она не закончилась и по сей день. Его имя и его идеи и в не меньшей, а может быть, даже в большей степени имя и образ его жены Эвы Перон стали судьбой Аргентины.

Спаси народ Твой и благослови наследие Твое… 15 января 1944 года. В городе Сан-Хуан произошло страшное землетрясение. Министр труда и социального обеспечения полковник Перон обращается к актерам, писателям и художникам Аргентины с просьбой собраться на фестиваль: "Все сборы от фестиваля должны пойти нашим сестрам и братьям в Сан-Хуане! Мы — аргентинцы! Мы — общность! Если мы не поможем себе, нам не поможет никто!". На этом фестивале 19 января они впервые встретились — полковник Перон и Эва Дуарте — актриса и диктор на радиостанции "Бельграно". Через два дня Перон приехал на студию, а в газетах появились первые фото, где Хуан и Эвита были сняты вместе.

Аргентина была типичной южноамериканской страной, в том смысле, что собственность и власть в ней принадлежала олигархии — кучке землевладельцев-скотоводов, процветавших благодаря экспорту. Но в то же время массовая иммиграция из Европы позволила успешно осваивать огромные степные пространства, устойчиво росло сельское хозяйство, расширялась железнодорожная сеть, а с появлением холодильного оборудования Аргентина стала крупнейшим мировым экспортером мяса. И в 1916 году, как только было введено всеобщее избирательное право, власть олигархии, выступавшей под маркой консерваторов, поколебалась. 14 лет Аргентиной правили радикалы, обещавшие демократические реформы.

Пока эти политические перипетии не касались Хуана Доминго Перона, который появился на свет 8 сентября 1895 года в небольшом селении Лобос. Его предки были итальянцами, мать индианкой, а сам он — незаконнорожденным, дело обычное в католической Аргентине, где был запрещен развод. Красивый, статный юноша избрал военную карьеру, которая развивалась весьма успешно. В 1929 году он женился на Аурелии Тисон (она умрет через 10 лет от рака почек), впрочем, всю жизнь он будет любимцем женщин и особенно девушек. А в сентябре 1930 года пришел первый политический опыт. Капитан Перон принял участие в перевороте, организованном генералом Хосе Урибуру. На фоне Великого кризиса 1929—1933 годов, сильно ударившего по ориентированной на экспорт аргентинской экономике, военные покончили с властью радикалов и вернули ее консерваторам.

В это время Марии Эве Дуарте шел 12-й год. Она родилась 7 мая 1919 года в маленьком селении Лос-Толдос и была незаконнорожденной дочерью Хуаны Ибаргурен и Хуана Дуарте. Отец Эвы погиб в 1924 году, а семья вскоре переехала в город Хунин. Но Эву манил Буэнос-Айрес. Она приехала туда в январе 1935 года и стала сначала театральной, а потом и киноактрисой. Позже будут писать, что Эвита начинала проституткой. Но отношения с мужчинами в то время были единственным способом пробиться в жизни для незаконнорожденной девушки. И она эффективно этим пользовалась, тем более, что как актриса она не снискала славы великой. Успех ей принесло радио. Она участвовала в радиопостановках, играя великих женщин прошлого, но всей Аргентине стала известна как ведущая программы для бедняков.

http://s1.uploads.ru/t/IzQGa.jpg

Период между 1930-м и 1943 годами вошел в аргентинскую историю как "позорное десятилетие". Консервативная олигархия установила в стране авторитарный режим, хотя и прикрытый конституционной оболочкой. В то же время полная зависимость страны от иностранного, в первую очередь британского, капитала усиливала националистические настроения, особенно в армии. Воспитанные в прусских военных традициях аргентинские офицеры (как и все националисты того времени) все больше ориентировались на нацистскую Германию.

Не был исключением и Перон. Считается, что он впервые контактировал с германскими спецслужбами в Чили, где с 1936-го по 1938 год был военным атташе. А в феврале 1939 года подполковник Перон отправился в Европу. До мая 1940-го он проходил тренировку в альпийских подразделениях итальянской армии, затем побывал в Германии. Здесь, в Европе, он наблюдал за военными успехами Гитлера. Перона больше всего привлекал жесткий порядок, которого так не хватало Аргентине. Он заинтересованно изучал социальную политику итальянских фашистов. Особенно он был поражен Муссолини — блестящим оратором, который мог завораживать своих слушателей.

После возвращения в Аргентину Перон познакомился и подружился со своим новым командиром — генералом Эдельмиро Фаррелем, который привлек полковника в ГОУ ("Групо органисадор и унификадор"), тайную организацию, готовившую переворот. Подготовка к нему ускорялась по мере того, как комиссия сената все ближе подбиралась к раскрытию тайных связей аргентинских военных с Германией.

4 июня 1943 года армия навсегда покончила с властью олигархии. Но среди победителей не было единства. В условиях мировой войны новый президент генерал Педро Рамирес склонялся к союзу с США и Великобританией, которые жестко требовали порвать связи с Германией. Когда в октябре соответствующая нота была опубликована, разразился кризис, а влияние прогерманской группировки усилилось. Полковник Перон возглавил специально созданный для него секретариат труда и социального обеспечения. А в феврале 1944 года Рамиреса отправили в отставку, и дворец Каса Росада занял Фаррель. Перон вскоре был назначен военным министром и вице-президентом.

Перон стал проводить новую социальную политику в интересах трудящихся. Особый упор он делал на связи с профсоюзами. Всеобщая конфедерация труда (ВКТ) и рабочие, которым впервые подарили надежду, поддержали курс Перона. Постепенно начала складываться его доктрина — "хустисиализм" ("справедливость"). Его целью было построение общества социальной справедливости в условиях сотрудничества классов под контролем сильного, независимого от внешних влияний надклассового государства. Популярность Перона росла и благодаря Эвите, которая активно пропагандировала его политику на радио.

С окончанием войны военные поспешили избавиться от Перона. Их давно злил его союз с дескамисадос — безрубашечниками (так в Аргентине называли бедняков), но особенно их раздражало влияние Эвиты. Повод отделаться от обоих представился в начале октября. Командир столичного гарнизона генерал Авалос потребовал смещения назначенного с подачи Эвиты директора почт и телеграфа Оскара Николини. Перон не подчинился. Он оставил все посты и вместе с Эвитой бежал из окруженного солдатами дома в курортный городок Тигре. Уже там его настигли и арестовали 9 октября 1945 года, отправив в тюрьму на острове Мартин-Гарсия.

Он принесет мир народу Своему и избранным Своим. 22 августа 1951 года. На ночной площади - сотни тысяч людей, приехавших со всех концов Аргентины. Буэнос-Айрес утонул в перонистской символике. Радио прославляет Хуана и Эвиту Перон. На освещенной прожекторами сцене появляется президент. А через некоторое время сквозь толпу медленно проезжает открытая машина. В ней стоит она. Эвита произносит пламенную речь, обрушивая проклятия на олигархов и богачей. Люди просят Перона остаться на второй срок, а ее — стать вице-президентом. Она не соглашается, просит дать ей время подумать. Люди ничего не хотят слышать. Наконец, она уступает.

Война обогатила Аргентину. Разоренная войной Европа нуждалась в аргентинском зерне и мясе. Окрепла национальная промышленность. Все трудящиеся стали членами профсоюзов, в каждой отрасли заключались коллективные договоры, была создана национальная система социального обеспечения, введены оплачиваемые отпуска, заморожены квартплата и цены, реальная зарплата выросла на 70% при отсутствии безработицы.

Одновременно была проведена масштабная национализация собственности, принадлежавшей иностранному капиталу, и создан государственный сектор, включавший нефтяную и газовую промышленность, морской и речной торговый флот, железные дороги, телефонную сеть, водопровод, электростанции. Провозглашена политика индустриализации.

В кратчайшие сроки Перон выполнил все, что обещал тем, кто привел его к власти. А ведь все могло быть иначе. После ареста Перон уже был готов отказаться от дальнейшей борьбы, если бы не Эвита. Вернувшись в Буэнос-Айрес, она отправилась на фабрики и в рабочие кварталы, обратилась к профсоюзным лидерам. Рабочие восприняли арест Перона как удар по своим надеждам. И 17 октября 1945 года Буэнос-Айрес оказался в осаде. 200 тысяч человек скандировали перед Каса Росада: "Перон! Перон!". Эва обратилась к собравшимся: "Вы, дескамисадос, являетесь армией Перона! Он пришел, чтобы дать вам права, труд и счастье!". Президент Фаррель приказал доставить Перона во дворец. И вот он появляется на балконе между Фаррелем и Авалосом. Фаррель обнимает и целует Перона. Толпа ликует. Перон снимает гражданский пиджак и закатывает рукава рубашки — революционный жест, ибо костюм был символом социального статуса. Теперь он вместе с дескамисадос. Так родилось перонистское движение.

Хуан и Эвита вступили в брак через пять дней после этих событий. Но церемония венчания состоялась 10 декабря, перед началом предвыборной кампании. Против Перона объединились все старые партии: консерваторы, радикалы, социалисты и коммунисты. Американский посол Спрюилл Брейден опубликовал "синюю книгу", разоблачавшую связи военных с Германией. Перон ответил лозунгом: "Брейден или Перон". Так как все аргентинцы — националисты, демарш американцев превратил голосование за Перона в акт патриотизма. На выборах 24 февраля 1946 года он получил 54% голосов. А подчеркнутый антиамериканизм станет основой внешней политики Перона.

Аргентиной правили двое. Эвита была не просто женой президента. Она была "королевой дескамисадос". Под ее контролем оказались министерство труда и ВКТ, а также — "Фонд Эвы Перон". Он сосредоточил огромные средства, направлявшиеся на помощь неимущим. Правилом Эвиты было давать больше того, о чем ее просили. Рабочие и бедняки боготворили ее. Даже манера одеваться — а она никогда не появлялась в одном и том же туалете, носила туфли из крокодиловой кожи и массу драгоценностей — воспринималась ими как их, общий с Эвитой, ответ богачам-кровопийцам, которые ненавидели Эвиту.

Оборотной стороной перонистского режима был его авторитарный характер. Свобода прессы была ликвидирована, оппозиция подвергалась полицейским преследованиям. На вершине властной пирамиды стоял Перон — верховный вождь партии и государства. Инструментом его власти стала созданная в 1947 году Перонистская партия, в которую входили ВКТ, молодежные, женские и другие организации. Профсоюзы, получив огромные права, в то же время были поставлены под контроль государства.

Благополучие "хустисиалистского" государства покоилось на благоприятной экономической конъюнктуре. Ситуация изменилась в 1949 году. Исключение Аргентины из "плана Маршалла" вытеснило ее с европейских рынков. Кризис в сельском хозяйстве — основной экспортной отрасли — привел к дефициту валюты. Как следствие — упал импорт. Резко выросла инфляция. Снова появилась безработица. Рабочие ответили забастовками. Но популярность режима все еще была высока. И Эвита решила увенчать свою деятельность постом вице-президента.

Но тут на дыбы встали военные. Перон покупал их лояльность, тратя на армию 40% бюджета, но генералы и слышать не хотели о том, чтобы "эта шлюха" когда-нибудь могла стать их главнокомандующим. И Эвита уступила. 31 августа 1951 года она объявила, что отказывается от выдвижения. У нее уже не было сил бороться. Быстро стала прогрессировать злокачественная лейкемия. Но Эвита дожила до триумфа Перона, ведь это был в первую очередь ее триумф. На выборах 11 ноября 1951 года он получил 64% голосов.

"Духовная водительница нации" умерла 26 июля 1952 года. Сказать, что Аргентину охватил траур, — не сказать ничего. Страна рыдала. 9 августа траурная процессия прошла от министерства труда к зданию конгресса. Лафет с гробом тянули 30 рабочих в белых рубашках, за гробом шли Перон, мать, брат и сестры Эвиты и еще 2 тысячи человек. 10 августа еще одна процессия доставила ее тело в штаб-квартиру ВКТ, где оно и осталось, а чудо бальзамирования сделало его нетленным.

Многие из тех, кто видел эту грандиозную церемонию, не могли отделаться от мысли, что вместе с Эвитой уходит и перонистский режим. Он потерял свой стержень и движущую силу. Вооруженные дубинками боевики-перонисты громили всех недовольных. Но во главе оппозиции теперь встала возмущенная культом Эвиты католическая церковь.

16 июня 1955 года восстали флот и ВВС. Самолеты бомбили Каса Росада и рабочих, собравшихся у дворца. Но сухопутная армия мятеж не поддержала, и агония затянулась. Наконец, 16 сентября 1955 года восстали войска, расквартированные в Кордове — центре аргентинского католицизма. Снова восстал флот. Ожесточенные бои в Буэнос-Айресе продолжались несколько дней. Сотни людей погибли, защищая надежду, которую у них отбирали. Но Перон не стал сопротивляться. 20 сентября посол Парагвая доставил его на ремонтировавшийся в порту парагвайский крейсер.

Все они ожидают, чтобы Ты дал им пищу их… 4 июля 1974 года. Аргентина хоронит президента Перона, умершего три дня назад. Буэнос-Айрес оглашают восторженно-скорбные крики: "Мы ее чувствуем… Эвита здесь!". И она действительно здесь. Рядом с гробом стоит женщина — это новый президент Исабель Перон. На самом деле ее зовут Мария Эстела Мартинес. Ей 43 года. Она дочь банкира, учитель музыки и балерина, ставшая в годы изгнания генерала его секретарем, а потом и женой. Исабель — ее сценический псевдоним. Внешне ничего общего с Эвитой, только прическа. Нет ни чарующей улыбки, ни энергии. Но Перон вынес Исабелиту наверх, чтобы дать новую жизнь легенде.

За 18 лет, после того, как Перон оставил Каса Росада, восемь президентов, пять из которых были генералами, занимали этот дворец. Но ни один не смог принести крупицу счастья или хотя бы стабильность стране. Не было даже видимости процветания. Свою задачу они видели в том, чтобы стереть из памяти людей и Перона, и Эвиту.

Сразу после переворота дворец был открыт для посетителей. Пришедшие ахнули. В будуаре Эвиты стояли ларцы, обсыпанные драгоценными камнями, были тут картины и скульптура. Золотой соловей заменял звонок у золотого же телефона. На большой карте мира из темного золота линии из драгоценных камней обозначали континенты, а крупные камни — столицы. По оценкам экспертов, Эвита присвоила себе приблизительно $100 млн., которые были помещены на секретных счетах в Швейцарии. Свои счета имел и Перон, немалый доход ему также давали взятки от предпринимателей за импортно-экспортные лицензии.

Но все усилия властей были напрасны. Перонистское движение жило, в него вливались новые люди. В Хустисиалистской партии, которая заменила запрещенную Перонистскую, усилилось левое крыло. Перонисты контролировали ВКТ. На выборах в учредительное собрание в 1957 году 24% избирателей опустили в урны пустые бюллетени, поскольку перонистов не допустили к выборам. А в марте 1962 года перонистские кандидаты победили на выборах в конгресс и в провинциях. Военные потребовали от президента-радикала Артуро Фрондиси аннулировать результаты. Тот отказался и был свергнут.

Сам Перон, как он выразится позднее, "совершал турне": Парагвай, Доминиканская Республика диктатора Трухильо, франкистская Испания. В декабре 1964 года Перон решил вернуться. Готовясь к этому событию, ВКТ развернула кампанию забастовок под лозунгом возвращения своего вождя. Но самолет, на котором Перон летел в Аргентину, был задержан в Бразилии и отправлен обратно в Мадрид.

Особенно власти боялись нетленного тела Эвиты. Во время переворота оно было похищено из штаб-квартиры ВКТ. Саркофаг тайно держали в тюрьме на острове Мартин-Гарсия, потом его перевезли в Италию. Наконец, в сентябре 1971 года Перона посетил аргентинский посол в Испании и вручил ему саркофаг с телом Эвиты. Этим символическим жестом Алехандро Лануссе — очередной генерал в Каса Росада — как бы дал понять уже весьма дряхлому Перону: аргентинцы снова готовы вверить ему свою судьбу.

Перон вернулся в ноябре 1972 года. В эти дни аэропорт "Эсейса", в гостинице которого поселился Перон — ему запретили ехать в Буэнос-Айрес, осаждали люди. Было много молодежи, для которой и он, и Эвита уже стали легендой. А сейчас они видели эту легенду наяву. Перона сопровождала Исабелита — живое воплощение Эвиты, ей даже изменили внешность, приблизив к оригиналу. Одобрив создание Хустисиалистского фронта освобождения, Перон улетел обратно в Испанию, а кандидат фронта Эктор Кампора без труда победил на выборах в марте 1973 года.

Перонисты снова были у власти, но еще не Перон. 20 июня 1973 года Кампора лично привез его из Испании, а 13 июля ушел в отставку, пробыв на посту 49 дней. Досрочные выборы, состоявшиеся 23 сентября, наконец, привели Перона в Каса Росада, а Исабелиту — на пост вице-президента.

"Победа надежды над опытом", — так многие оценили второе пришествие Перона. Но в эту надежду верили 62% избирателей. Перон попытался реанимировать свою социальную политику. Зарплата трудящимся была повышена на 15%, введен контроль над ценами, приоритет был отдан государственному сектору. Но главная проблема для вождя таилась в его собственном движении. Еще 20 июня конфликт между правыми и левыми перонистами перерос в перестрелку прямо во время встречи Перона в аэропорту. Став президентом, он стремился обуздать левых, а на первомайском митинге 1974 года открыто порвал с ними. Этот день стал роковым. Перон простудился, заболел бронхитом, и сердце его не выдержало.

В 33 года Эвита могла стать вице-президентом, но пала, сраженная на взлете. Исабелита достигла большего, но лишь потому, что была женой Перона, а еще потому, что, выбирая Перона, люди видели в Исабелите свою воскресшую Эвиту и выбирали ее. И президент Мария Эстела Мартинес де Перон сделала последний шаг: 17 ноября 1974 года она вернула из Испании саркофаг с телом Эвиты, которую, наконец, похоронили.

Круг замкнулся. Но страна стремительно погружалась в хаос. Там, где Эвите было достаточно сказать слово, Исабелита в ужасе немела. Экономические проблемы — ведь была середина 70-х, тяжелейшее время для всей мировой экономики (и Аргентина не исключение), — помножились на волну политического террора. Ушедшие в подполье молодые левые перонисты сошлись в уличной войне с отрядами правых, организованными личным секретарем президента Лопесом Регой. И на арену снова вышли военные. 24 марта 1976 года они, казалось, добили уже почти испарившуюся надежду.

Но перонизм и Эвита так и не оставили души аргентинцев: она парит над сотнями тысяч людей, ее лицо переливается фантастическими красками. Это лазерное шоу стало кульминацией предвыборной кампании президента Карлоса Менема, боровшегося за переизбрание в 1995 году. Он победил. При том, что перонист Менем буквально перевернул перонистскую доктрину: либеральная экономика вместо социального государства, приватизация вместо сильного государственного сектора, тесный союз с США вместо борьбы с империализмом.

Освященное Эвитой десятилетие Менема породило экономическое чудо. Но чудо закончилось в 2001 году финансовой катастрофой и политическим землетрясением, буквально сметя незадачливого президента-радикала Фернандо де ла Руа. Спасать страну снова взялись перонисты. Парадокс: расколовшись со времен Менема на три течения, они не ослабли, а вытеснили другие партии. И в 2003 году за пост президента между собой боролись два перониста — Менем и Нестор Киршнер. Менем уступил. А Киршнер вернулся к истокам идей перонизма. Эвита жива!
Ссылка

+1

6

Natashav написал(а):

Немного о Пероне

Хуан Доминго Перóн происходит по материнской линии из семьи Соса-Толедо (Sosa Toledo), семьи, которая приезжает в Америку к концу ее завоевания.
По этой линии Перон является дальним родственником Хорхе Луиса Борхеса.

Прадед Перона: Томас Марио Перон (родился в Генуе в 1803 году, умер в Буэнос Айресе в 1856 году), приехал в 1831 году в Буэнос Айрес с острова Сардиния,
где женился на англичанке Ana Hughes McKenzie (родилась в Лондоне в 1815 году - умерла в Буэнос Айресе 12 мая 1877 года).
Дед Перона, Томас Либерато Перон в 1861 поступил на медицинский факультет университета Буэнос Айреса вместе со своим другом
Антонио Мануэль Сильва Камперо, позднее ставшим известным врачом под именем доктор Сильва Камперо. Дед Перона добился места и стипендии для своего внука для обучения в Военном Колледже.
Томас Либерато Перон также был избран депутатом провинции Буэнос Айрес (1868-1870),
был председателем кафедры химии и юридической медицины (1870-1885),
был советником в Совете по Общественной Гигиене (1873-1885) и советником при кафедре факультета физико-естественных наук (1874-1885), женился в 1881 году на вдове уругвайке баского происхождения Dominga Dutey Bergouignan, до этого у них уже были общие дети:
Mario Tomás Perón (1867), Tomás Hilario Perón (1871) - фармацевт, Alberto Carlos Perón (1872) - военный.

Старший Марио Томас бросил в 1890 медицинский факультет и переехал в городок Лобос, провинция Буэнос Айрес, где стал мировым судьей,
занялся сельском хозяйством и познакомился с Хуаной Сальвадорой Соса, от которой у него было трое детей:
Avelino Mario Perón Sosa, Juan Domingo Perón Sosa - будущий президент, Alberto Perón Sosa (n. 1899).

Хуан Доминго Перон родился 8 октября 1895 года в Лобос, два года спустя отец семейства получил назначение на должность мирового судьи  в провинцию
Чубут в город Камаронес. Отец Перона умер в 1928, и мать повторно вышла замуж за простого работника сельского хозяйства.
Хуан Доминго был учеников в международном колледже в Оливос, потом в 1910 поступил в военный колледж, который закончил в 1913 году.

У Перона было три жены. Первая жена в возрасте 38 лет умерла от рака в 1938 году.
Вторая жена: с 1945 года актриса Мария Эва Дуарте, известная под именем Эвита. Ирония судьбы, она тоже умерла от рака в возрасте 33-х лет в 1952 году.
Третья жена: с 1961 года Мария Эстела Мартинес, известная под именем Исабелита, она стала вице-президентом при правительстве Перона,
а после смерти Перона президентом Аргентины. В результате военного переворота была выгнана с поста президента.
Была  в заточении, в 1981 году ее выпустили, и она уехала в Испанию, где до сих пор проживает

У Хуана Доминго Перона детей не было.

0

7

Хуан де Гарай (Juan de Garay) (ок. 1528 — 1583) — испанский исследователь и конкистадор.
Хуан де Гарай исследовал реку Парану и основал города Санта-Фе и Буэнос-Айрес (на современном месте).

Хуан де Гарай - очень богатая и яркая личность в истории Аргентины. Он - колонизатор, отец аргентинского города и житель Боливии.
 
http://s1.uploads.ru/t/rLFb6.jpg

Место рождения.

Есть два варианта места его рождения. По данным историка Pаul Groussac он родился в испанском городке Villalba de Losa в испанской провинции Бургос. Другая версия, которая кажется более правдоподобной и поддерживается историком Enrique de Gandía, - Хуан де Гарай родился в городке Orduña и в семь лет переехал в Villalba из-за пожара, который уничтожил Orduña в 1535 году. И тот, и другой город относились к баскской зоне Кастилии, и его именуют «кастильцем Бискайи».

Что означает фамилия Гарай.

Гарай с языка басков переводится как высокий или сарай. Вообще, народ баски входили в королевство Кастильи. Отсюда и язык в Аргентине пошел - Кастильский испанский или кастежжано.

Все баски в те времена имели прекрасные родословные, и все семьи имели свои гербы, хорошо образованные люди служили при королевском дворе. Сам Хуан де Гарай причислял себя к семейству Наварро и хранил свой герб.

http://s1.uploads.ru/t/12aM3.jpg

Насчет детства и даты рождения Хуана де Гарая известно немного - есть две возможные даты его рождения: декабрь 1527 или январь 1529 года. Его родителями были Clemente Lopez Ochandiano и Catalina de Zarate. Известно, что он был воспитан дядей (братом матери) адвокатом Pedro Ortiz de Zárate, пока его мать не вышла замуж за Мартина де Гарая, который дал ему фамилию. Город Orduna сгорел в 1535 году, и он с дядей отправился жить в Villalba de Losa. Семья причислялась к среднему классу, в то время дядя был назначен на должность судьи, а его кузен, сын дяди, учился в университете Universidad de Salamanca. Впоследствии дядя был избран на должность мэра города Segovia.

Гарай в подростковом возрасте и его путешествие в Америку

Blasco Nuñez Vela был назначен вице-королем Перу и покинул город San Lúcar de Barrameda 3 ноября 1543 на 30 кораблях.  Адвокат Pedro Ortiz de Zárate был назначен на пост судьи в Лиме и присоединился к эскадре, и вся семья с 15 летним Хуаном переехали жить в Лиму. Семья Гарая была предана Латинской Короне, они составляли «Аудиенцию Лимы», которая должна была помогать вице-королю в управлении.
Из-за болезни Педро Ортис де Сарате вошёл в «Аудиенцию» лишь 10 сентября 1546. К этому времени у Бласко Нуньес Вела  начались проблемы и споры с местными конкистадорами, а также с «Аудиенцией», что привело к гражданской войне вице-короля со сторонниками Гонсало Писарро, в которой Хуан де Гарай принял активное участие.
В марте 1547 Судья Педро Ортис де Сарате умирает.

С 1548 до 1564 года Хуан де Гарай действовал в южных районах вице-королевства Перу в сопровождении друга Мартина де Роблес (современные Чили, Аргентина, Боливия). 26 февраля 1561 он участвовал в основании Санта-Крус-де-ла-Сьерры, а также участвовал в битве при Sacsahuana.

После гражданской войны Хуан де Гарай участвовал в экспедиции Нуньеса де Прадо в Тукуман во время правления вице-короля Antonio Hurtado de Mendoza, маркиза de Cañete.

Нуньес де Прадо был арестован в городе Barco в провинции Сантьяго-дель-Эстеро Франсиско де Агирре, тогда, в начале 1553, он был ставленником от Чили. Прадо был отправлен в Чили, а оттуда обратно в Лиму, но был восстановлен на посту в правительстве Тукумана в 1555 году, показав тем самым Чили свою твердую позицию в завоевании этих земель. Хуан де Гарай помогал Прадо в этих экспедициях.
Prado вскоре скончался.

26 февраля 1561 Хуан де Гарай основывает город Санта-Крус-де-ла-Сьерра. В 1564 году он отправился в Асунсьон, где женился на Изабелле де Бесерра и Мендоса (дочери Франсиска де Бесерра и Изабеллы де Контрерас). Гарай прибыл в Пуэрто-де-Рейес, а оттуда на корабле вновь прибыл в Асунсьон 11 декабря 1568 после 10 месяцев путешествия. Хуан Ортис де Сарате был назначен аделантадо Рио-де-Ла-Платы. Помощник Хуана Ортис де Сарате Филипп де Касерес назначает Хуана де Гарая капитаном, поручая ему заселить провинцию Парагвай.

Правление Касерес длилось с 1568-1572 с большими трудностями, возникающими в основном из-за его противостояния с епископом Latorre. 19 декабря 1568  Хуан де Гарай назначен констеблем Асунсьона. 31 июля 1569 Касерес покинул свой пост в Асунсьоне, передав управление Суаресу-Мартину-де-Толедо. 
Хуан де Гарай совершает третью экспедицию к берегам Параны. В то же время по приказу епископа Latorre Касерес попадает в тюрьму, и его отправляют на суд в Испанию, где он был оправдан. В последние месяцы 1572 г. идет подготовка  экспедиции в Санта-Фе.

3 апреля 1573 Суарес де Толедо официально назначил его главным военачальником, и Хуан де Гарай вступил на земли Санта-Фе. Объехав близлежащие земли и город Сан Габриель, он вернулся в Санта Фе и обнаружил там огромное количество каное с враждебно настроенными индейцами. Также на место прибыла свита Херонимо Луиса де Кабрера, который возвращался из только что основанной Кордобы.

Гарай решил отступить, не став воевать с индейцами. Вице-король должен был принять решение о переходе этих земель в пользу Короны.  15 ноября 1573 году город Санта-Фе перешел под владение испанской короны.

7 июня 1574 Хуан де Гарай был назначен аделантадо всех провинций Рио де Ла-Платы.

Умерший 26 января 1576 Ортис де Сарате назначил наследницей дочь Хуану де Сарате, поручив заботу о ней Хуану де Гараю. На руку Хуаны было много претендентов (среди них Антоно де Менесес, Франсиско де Матьенсо и Хуан Торрес де Вера и Арагон); в итоге она вступила в брак с Хуаном Торрес де Вера и Арагон, которого вице-король Перу (недовольный тем, что брак заключили без его согласия) посадил в тюрьму. Гарай тюрьмы избежал, вернувшись в Асунсьон.

9 апреля 1578 года Хуан де Гарай был назначен губернатором Рио-де-Ла-Платы. В два последующие года он проводил активную колонизацию провинции (в том числе развивал Санта-Фе).

В январе 1580 года на новое место был перенесён Буэнос-Айрес, во главе которого были поставлены Родриго Ортис де Сарате и Гонсало Мартэль де Гусман. Городу был присвоен герб. Было произведено распределение земель индейцев 65 поселенцам.

В октябре 1580 года Хуан де Гарай уезжает в Санта-Фе. Он возвращается в Буэнос-Айрес в феврале 1581, доставив продовольствие.

В январе 1582 года он возвращается в Буэнос-Айрес, оттуда в Санта-Фе и, в конце-концов, он проводит пять месяцев в Асунсьоне - столице провинции, недовольной колонизаторской активностью Гарая, и которая угрожала переместить столицу провинции из Асунсьона.

В начале 1583 готовится экспедиция в мифический город цезарей. Хуан де Гарай вошел в Сан-Хуан.

В марте 1583 Гарай разбил лагерь с охраной на берегу реки. Ночью лагерь был атакован индейцами керанди. Погибли Гарай, Сотомайор и несколько солдат.

Так закончилась жизнь колонизатора с земли басков, более 500 его потомков живут сегодня в Аргентине.
Ссылка

0

8

авт. Natashav

Juan Vucetich

http://s1.uploads.ru/t/6j9Nc.jpg http://s1.uploads.ru/t/nHAyP.jpg

Хуан Вусетич был антропологом, полицейским, изобретателем. Изобрел, развил и применил на практике систему по идентификации человека по отпечаткам пальцев. Хуан (Iván Vučetić) родился 20/07/1858 на острове Hvar, который принадлежит сейчас Хорватии, умер 25/01/1925 в городе Долорес, провинция Буэнос-Айрес.
Эмигрировал в Аргентину в 1882 году в возрасте 23 лет. Вскорости приобрел аргентинское гражданство, в 1888 году поступил на службу в Центральный Департамент Полиции провинции Буэнос-Айрес в городе Ла Плата. Через полтора года был назначен директором по статистике. Создал отделение по антропологической идентификации, позднее Центр по Дактилоскопии, директором которого стал.

Первого сентября 1891 года, кода  Вусетич сделал первые в мире карточки с отпечатками пальцев 23-х подозреваемых, назван международным днем дактилоскопии. После проверки метода на 645 заключенных в тюрьме Ла Платы в 1894 году Полиция провинции Буэнос-Айрес официально стала применять систему. В 1905 году его дактилоскопическая система стала применяться Федеральной Полицией Аргентины. В 1907 году Академия Наук в Париже информировала публично, что метод идентификации человека, развитый Вусетичем, являлся самым точным на тот момент. В 1911 году, когда был утвержден закон о воинской службе, а также выборная система, метод Вусетича был использован для всех мужчин старше 16 лет.
В 1917 году, после протестов против обязательной всеобщей идентификации, переехал в Долорес, где, будучи больным раком и туберкулезом, умер 25 января 1925 года.

Его имя носит полицейская школа провинции Буэнос-Айрес и Полицейский Центр расследований в Загребе (Хорватия).

Ссылка

Первые сведения о применении дактилоскопии в Аргентине относятся к 1892 г., когда по кровавым отпечаткам пальцев одна женщина была изобличена в убийстве своих двоих детей.
Дактилоскопическая классификация Вучетича осталась в те годы неизвестной в Европе, которая всю честь решения этой задачи приписала помощнику комиссара английской полиции сэру Эдварду Р.Генри, бывшему шефом полиции в Бенгалии. Его классификация папиллярных узоров оказалась настолько удачной, что, либо используется во многих странах в неизменном виде и в наши дни, либо легла в основу других систем.

Ссылка

0

9

Президент Аргентины Кристина Фернандес де Кирчнер

http://s1.uploads.ru/t/lFXM7.jpg

Кристина Киршнер в элегантном костюме от Армани с развевающимися длинными волосами, уверенная в себе, словно само воплощение грации и спокойствия, вышла после победы на президентских выборах к многотысячной толпе своих сторонников и прекрасно поставленным голосом, подчеркивающим ее уникальные ораторские способности, произнесла фразу, которая тут же была встречена с ликованием: “У нас у всех есть мечты, которые еще предстоит осуществить”. Ей на протяжении уже многих лет удается привносить в казалось бы жесткую и лишенную каких бы то ни было сантиментов политическую сферу элементы теплоты и очарования.

59-летняя Кристина Киршнер пять лет назад вошла хозяйкой в президентский кабинет, который
до этого занимал ее муж. История их семьи чем-то напоминает латино-американские слезные сериалы, в которых добро всегда одерживает верх, хотя путь на вершину порой тернист и сопряжен с жертвами.

Какой они красивой были парой

Она родилась в городе Ла-Плата, столице крупнейшей аргентинской провинции Буэнос-Айрес. В школе у нее были прекрасные отметки, и поэтому поступление в университет было делом несложным. Сперва она выбрала психологический факультет, а затем перевелась на юридический. Там она и познакомилась с Нестором Киршнером. По ее признанию, они понравились друг другу тем, что всегда спорили.

После женитьбы и окончания учебы они уехали в родной город мужа Санта-Крус и открыли там  адвокатскую контору. Уже тогда они четко поделили обязанности. Состояние семьи быстро росло. Амбициозный Нестор не раз шокировал друзей, заявляя, что он станет губернатором, а затем и президентом.

Аргентинское чудо

Страна еще в середине 1990-х годов была завлекающей витриной американской школы монетаристов и со старанием прилежного ученика выполняла все предписания вашингтонских экономистов. На первых порах “лекарства возымели действие”. Гиперинфляция “сдулась” до всего лишь нескольких процентов в год, кредиты подешевели, а законы об освобождении иностранных инвесторов от налогов на 5—25 лет открыли шлюзы для зарубежных капиталов.  В то же время местное предпринимательское сообщество оказывалось в роли нелюбимой падчерицы и  зачастую в конкурентной борьбе было вынуждено сдаваться на милость сильнейших. Так был запущен маховик роста безработицы. Главный же источник госдохода — аграрная отрасль (страна — крупнейший в мире поставщик пшеницы, сои и кукурузы) — обмелел из-за неблагоприятной конъюнктуры продовольственных цен на международных биржах.

Стратеги в США вплоть до начала 2000-х годов пытались финансово поддерживать Буэнос-Айрес и, обладая значительным весом в МВФ, помогали с выделением кредитов катящейся к пропасти стране. Но, когда на 40-миллионное население долгов набралось под 130 миллиардов долларов, в высоких вашингтонских кабинетах эксперимент сочли за благо прикрыть. После отказа в очередной порции финподпитки Аргентина объявила себя банкротом.

Аргентина бурлила и дымилась, как вулкан, ежедневно выбрасывая порции раскаленного гнева. Демонстрации, погромы, столкновения с правительственными войсками. Необходимо было срочно что-то предпринимать. И тогда на капитанском мостике после выборов 2003 года оказался Нестор Киршнер.

Островок благополучия

“В современной аргентинской стратегии модернизации просматриваются две цементирующие идеи: повышение роли государства и диверсификация экономики, — убежден аргентиновед доктор экономических наук Петр Яковлев. — Возможности и преимущества внешнеэкономической деятельности стали использоваться для повышения национальной конкурентоспособности и обеспечения устойчиво высоких темпов экономического роста. Был выработан комплекс мер, стимулирующих выход национальных товаропроизводителей на внешние рынки. Политика диверсификации экономики стала для Буэнос-Айреса приоритетной”.

За последнее десятилетие в разы вырос объем сельхозэкспорта.  Страна сделала заявку на то, чтобы в обозримом будущем стать одним из гарантов мировой продовольственной безопасности. К тому же Аргентина стала пятым в мире производителем биотоплива и крупнейшим его экспортером. Безработица сократилась с 20 до семи процентов. ВВП почти ежегодно прирастает на девять процентов.

“Левый” поворот

“Нынешняя политика Буэнос-Айреса имеет столь продолжительный успех потому, что учитывает национальные особенности и опирается на интеграционные связи внутри региона, — говорит политолог Сергей Максимов. — Прежде всего речь идет о латиноамериканской зоне свободной торговли МЕРКОСУР. Наиболее тесные связи у Аргентины складываются с Бразилией (одним из главных импортеров аргентинской продукции) и Венесуэлой”.

Вообще, латиноамериканский регион, испытавший на себе тяжесть монетаристских цунами, сегодня представляет собой в основном государства социально ориентированные, исповедующие “левую” идеологию. И этот выбор на рубеже веков был сделан не случайно. Только через отстаивание национальных интересов и взвешенную социальную политику можно сегодня сохранить суверенитет и стабильность в обществе, неоднократно заявляла Кристина Киршнер.

Она весьма активно занимается продвижением отечественных производителей на мировые рынки. В последние годы стали более быстрыми темпами развиваться и белорусско-аргентинские отношения. Товарооборот за пять лет вырос в три раза. В эту латиноамериканскую страну мы поставляем сельхозтехнику, автомобили, вычислительные машины, телевизоры, мебель. Однако налоговая политика такова, что облагаются минимальными пошлинами только товары, выпущенные в самой стране. Поэтому основной акцент Беларусь сегодня делает на открытие в странах МЕРКОСУР (население в полмиллиарда человек и ВВП 1,5 триллиона долларов) сборочных производств, продукция которых затем беспошлинно сможет расходиться в странах Южной Америки.

Нераскрытый секрет

Нестор Киршнер умер два года назад. Это было во всех отношениях трудное для Кристины время. Потеря близкого человека, разлад с соратниками. Казалось, все один к одному. Народные протесты. На улицу вышли фермеры (чтобы остановить вывоз за рубеж продовольствия и тем самым сбить рост цен внутри страны, президент увеличила экспортные пошлины). Противостояние грозило окончательно поставить крест на ее карьере. Но и из этого конфликта она вышла с высоко поднятой головой. А победа в прошлом году на президентских выборах сделала ее поистине национальным лидером.

Политика для Кристины — акватория, в которой она чувствует себя уверенно и спокойно. Она легко лавирует в самых бурных водах и всегда выбирает самый оптимальный путь. “Она словно родилась президентом. Она проста в общении и в то же время умеет проводить свою линию. Прирожденный оратор, организатор и стратег. Может часами выступать перед любой аудиторией, и ей не нужны никакие бумажки”, — метко подмечено в ее биографической книге. 

Однажды, когда в Буэнос-Айрес с визитом приехала испанская королева София и они вдвоем шли вдоль скандировавшей толпы — “Королева!” — Кристина обернулась и спросила: “Какую королеву вы имеете в виду?” И действительно — какую? Ведь ее любят называть в Аргентине королевой Кристиной.

Штурман и водитель

Семейные тандемы в политике — явление не редкое. Достаточно вспомнить Бушей и Клинтонов в США, Ганди в Индии, Бхутто в Пакистане, да и история самой Аргентины с легендарной личностью Пероном, который положил начало целому партийному течению, потом, правда, распавшемуся на множество ответвлений (в одно из которых входили и Киршнеры), чтобы понять — в преемственности власти прежде всего важно, какой след оставил предшественник. И когда годы правления Нестора принесли на аргентинскую землю успокоение от бурных страстей и граждане наконец-то облегченно выдохнули, как после рискованного трюка, то и неожиданное его заявление в 2007 году об “уходе в тень” и предложение в роли преемника своей супруги было воспринято в обществе с пониманием.
Ссылка

+1

10

[left]Эрнесто Че Гевара[/left]
- латиноамериканский революционер, команданте Кубинской революции 1959 года и кубинский государственный деятель.

http://s1.uploads.ru/t/0RnUv.jpg

Биография Че Гевары.

Эрнесто Гевара Линч де ла Серна родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио. Родители его были людьми среднего достатка: отец, Эрнесто Гевара Линч, ирландского происхождения, работал инженером по гражданской специальности, а мать, Селия де ла Серна, имела испанские корни. Эрнесто был самым старшим из пяти детей, воспитанных в этой семье, которую отличала склонность к либеральным мнениям и убеждениям.
Двух лет от роду Эрнесто серьезно заболел: он перенес тяжелейшую форму бронхиальной астмы, вследствие которой приступы удушья сопровождали его всю оставшуюся жизнь. Для восстановления здоровья малыша его семья была вынуждена переселиться в провинцию Кордова в местность с более сухим климатом, Альта Грасиа, где самочувствие его существенно не улучшилось. В связи с этим Эрнесто никогда не обладал громким голосом, столь необходимым оратору, и слушавшие его речи люди постоянно ощущали хрипящие звуки, исходящие из легких при каждом произносимом им слове, чувствуя, как нелегко это ему дается.
Начальное образование Гевара получил дома, преимущественно от матери. С ранних лет у него проявлялись наклонности к чтению литературы. С большим увлечением Эрнесто читал работы Маркса, Энгельса и Фрейда, в изобилии имевшихся в библиотеке отца; возможно, что некоторые из них он изучил еще до своего поступления в 1941 году в Кордовский государственный колледж. Во время обучения в колледже его способности проявлялись только в литературе и спортивных дисциплинах.
В этот период юности глубочайшее впечатление на Эрнесто произвели испанские эмигранты, бежавшие в Аргентину от франкистских репрессий в ходе гражданской войны в Испании, а также непрерывная череда грязных политических кризисов в родной стране, апофеозом которой стало установление "левофашистской" диктатуры Хуана Перона, к которому семья Гевары относилась крайне враждебно. Подобного рода события и влияния на всю оставшуюся жизнь утвердили в юноше презрение к пантомиме парламентской демократии, ненависть к военным политикам-диктаторам и армии как средству достижения их грязных целей, к капиталистической олигархии, но более всего - к американскому империализму, готовому пойти на любое преступление ради выгоды в долларовом эквиваленте. Хотя еще родители Эрнесто, в первую очередь мать, были активными участниками анти-пероновских выступлений, сам он не принимал участия в студенческих революционных движениях и вообще мало интересовался политикой во время учебы в университете Буэнос-Айреса. Эрнесто поступил туда в 1947 году, когда ему предсказывали блестящую карьеру инженера, решив стать медиком, чтобы облегчать страдания другим людям, поскольку облегчить свои он был не в состоянии. Вначале он интересовался в первую очередь заболеваниями дыхательных путей, что было ему ближе всего лично, но впоследствии увлекся изучением одного из самых страшных бичей человечества - проказой, или по научному лепрой. Таким образом, в юности Гевару, как мы видим, более интересовало избавление людей от физических, нежели духовных страданий. К осознанию первичности страданий духовных он пришел несколько позже.
В конце 1948 года Эрнесто решает отправиться в первое свое большое путешествие по северным провинциям Аргентины на велосипеде. В течение этого путешествия он в первую очередь стремился завести знакомства и побольше узнать о жизни в беднейших слоях населения и остатках индийских племен, обреченных на вымирание при тогдашнем политическом режиме. Именно с той поездки он начал понимать свое бессилие как медика при лечении болезней всего общества, в котором он жил.
В 1951 году, после сдачи предпоследних университетских экзаменов, Гевара вместе с другом Гранадосом отправился в более серьезную поездку, зарабатывая на жизнь подсобными работами в местах, которые проезжал; посетил он тогда южную Аргентину, Чили, где встретился с Сальвадором Альенде(по другим данным, лично он познакомился с ним намного позже), Перу, где работал несколько недель в лепрозории города Сан-Пабло, Колумбию в Эпоху Насилия (la Violencia) - там он был арестован, но вскоре освобожден; кроме того, побывал в Венесуэле и на Флориде, в Майами.
Вернувшись из этого путешествия домой, Эрнесто раз и навсегда определил для себя главную цель жизни: облегчать людские страдания. Став специалистом в области кожных заболеваний после окончания института, он резко отверг предложение о многообещающей карьере в университете, решив в ближайшие по крайней мере десять лет посвятить работе практикующим врачом, чтобы узнать жизнь простых людей и понять, на что способен он сам. Получив письмо от Гранадоса из Венесуэлы с предложением об интересной работе, Эрнесто с радостью ухватился за это предложение и вместе с другим своим товарищем направился туда через Боливию. В Ла-Пасе он был свидетелем национальной революции, которую осудил как оппортунистическую, поскольку надежды простого народа она не оправдала и там вскоре вновь воцарилось проамериканское правительство. Однако Геваре так и не удалось увидеть своего друга в Каракасе. Увлеченный рассказами друзей об архитектурных памятниках древних цивилизаций майя (археология была наряду с велосипедами главным его увлечением) и заинтересованный революционными событиями в Гватемале, Он с единомышленниками поспешил направиться туда. Там он написал путевые заметки об археологических памятниках древних цивилизаций майя и инков. Гевара жил и работал практикующим врачом в Гватемале во время правления президента- социалиста Арбенса; уже отстаивая в это время марксистские позиции и основательно изучив работы Ленина, Эрнесто, тем не менее, отказывался вступать в Коммунистическую партию, боясь потерять шанс на обладание должностью в области медицинского работника его квалификации. Тогда он дружил с Ильдой Гадеа, позже ставшей его женой, марксисткой индийской школы, значительно продвинувшей его в политической образованности, и она познакомила его с Нико Лопесом, одним из лейтенантов Фиделя Кастро. Именно в Гватемале Гевара получил представление о сущности ЦРУ и методах работы его агентов на благо контрреволюции, что окончательно убедило его в правильности революционного пути развития и методов вооруженной борьбы как единственно возможных в сложившемся положении. Когда Арбенс при поддержке американских спецслужб был свергнут, что едва не стоило его единомышленникам, в частности, Геваре, жизни, Эрнесто перебрался в Мехико, где начиная с сентября 1954 года работал в центральном госпитале. Там к нему присоединились Ильда Гадеа и Нико Лопес, именно там он встретил Фиделя и Рауля Кастро и был настолько очарован их идеями, что окончательно убедился в правильности выбранного пути и лидера, этот путь предвосхитившего.
Братья Кастро недавно прибыли из Кубы, где под их руководством была предпринята неудачная попытка штурма казарм Монкада для свержения диктатуры Батисты. Это стоило им нескольких лет тюрьмы; под давлением общественного мнения их освободили, однако вскоре им пришлось покинуть родину. Без тени колебания Эрнесто примкнул к формирующемуся отряду Фиделя, готовящемуся к вооруженной борьбе во имя свободы кубинского народа.
Свое прозвище "Че", которым он гордился всю последующую жизнь, Гевара получил именно в этом отряде за характерную для аргентинца манеру употреблять данное восклицание при дружеской беседе. Повстанцы всерьез готовились к партизанской войне при руководстве этой подготовкой капитана Испанской республиканской армии Альберто Байо, автора книги "150 вопросов к партизанам", опытнейшего партизана времен Гражданской войны в Испании, прекрасно знавшего теоретические вопросы этой борьбы по советским и китайским источникам. Че стал его лучшим учеником. Вскоре, однако, лагерь повстанцев привлек внимание полиции и был разогнан, а все кубинцы и Че арестованы, но освобождены месяцем позже, в июне 1956 года. Медлить больше было нельзя, и повстанцы отправились в легендарное плавание на "Гранме". Че Гевара был с ними сначала в качестве доктора, а затем получил в свое распоряжение одну из бригад и высшее звание команданте (майор). В ходе высадки 25 ноября 1956 года у порта Туспан и продвижения вглубь Кубы они встретили ожесточенное сопротивление диктаторских войск, из их отряда осталось не более двадцати человек, но широкая поддержка крестьянства позволила Революционной армии барбудос укрепить свое влияние и день за днем освобождать все новые территории, одерживая победы над превосходящими их числом и вооружением врагами. Проводимые на занятых повстанцами территориях аграрные и социальные реформы встречали одобрение подавляющего большинства сельских тружеников и силы партизан крепли с каждым днем.
Команданте Че выдвинулся как наиболее смелый, решительный, талантливый и удачливый бригадный командир. Требовательный к подчиненным ему бойцам и беспощадный к врагам, он одержал ряд блестящих побед над правительственными войсками. Наиболее впечатляющим и фактически предопределившим победу кубинской революции стало сражение за город Санта Клара, стратегически важный пункт вблизи Гаваны, начавшееся 28 декабря 1958 года и закончившееся его взятием 31 декабря. Через день Революционная армия вошла в Гавану. Революция победила, настал новый этап в жизни кубинского народа.
Че стал вторым человеком в новом правительстве после Фиделя. В феврале 1959 года ему дали кубинское гражданство и все права коренного кубинца и доверили самые высокие правительственные должности. Че Гевара организовал и возглавил Национальный институт по аграрной реформе, устранив полуфеодальные порядки землепользования и добившись повышения его эффективности; занимал пост министра промышленности; был избран президентом Национального Банка Кубы. Практически не имея опыта в области государственного управления и экономики, Че в кратчайшие сроки сумел изучить и изменить в лучшую сторону дела во вверенных ему областях, проведя денежную и промышленную реформы в условиях жесточайшей американской блокады и угрозы интервенции.
В 1959 году, женившись во второй раз на Алейде Марч, он посетил вместе с ней Египет, Индию, Японию, Индонезию, Пакистан и Югославию; вернувшись из поездки, заключил исторический договор с Советским Союзом об экспорте сахара и импорте нефти, порвав с зависимостью кубинской экономики от Соединенных Штатов. Посетив позднее Советский Союз, он был восхищен достигнутыми там успехами строительства социализма, однако всецело не одобрил проводимую политику тогдашнего руководства. Он не считал необходимым ожидание назревания революционной ситуации, а полагал правильным самим подготовить почву для нее; кроме того, подобно Мао, полагал наилучшим проводить революции в преимущественно аграрных странах. Уже тогда он видел в руководящем слое советского общества нарождающиеся ростки контрреволюции и отката к империализму, и, как оказалось ныне, был во многом прав. Кроме того, Че занимал крайне агрессивную позицию во время Карибского кризиса, однако сумел смягчить свои взгляды и сохранить дружественное отношение между Кубой и СССР.
Его интересовало революционное движение во всем мире, и он стремился быть его главным вдохновителем. Для этого он посетил Алжир и выступал там на конференции Организации Афро-Азиатской Солидарности, побывал на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, инициировал Конференцию Трех Континентов для реализации своей программы революционной, освободительной и партизанской кооперации в Азии, Африке и Латинской Америке. Наиболее успешной революционной тактикой считал синтез кубинского и вьетнамского типов партизанского движения. Написал книги по тактике партизанской войны, об эпизодах революционной войны на Кубе, о социализме и человеке на Кубе.
Революция звала Эрнесто, как путеводная звезда. И ради нее в конце концов он отказался от всего остального. В октябре 1965 Че оставил все занимаемые им высокие государственные должности, отказался от кубинского гражданства, и, черкнув несколько строк жене, детям и родителям, исчез из общественной жизни. Много слухов ходило тогда о его судьбе. Говорили, что он либо сошел с ума и пребывает где-то в сумасшедшем доме в России, либо убит где-то в Латинской Америке. Одно не вызывало сомнений: посвятить оставшуюся жизнь борьбе за справедливость и освобождение угнетенных народов, за дело революции он решил окончательно и бесповоротно.
В 1966 году его следы обнаружились в Африке. Че видели тогда в нескольких африканских странах, где он готовил почву для антиимпериалистических выступлений. Позднее он вернулся на Кубу и, собрав отряд добровольцев в 120 человек, вновь отправился с ними в Африку, в Конго, чтобы вернуть там к власти в Киншасе социалистическое правительство методами партизанской борьбы. Попытка организовать там широкие выступления народных масс не удалась, и Че решил вернуться в Латинскую Америку.
К тому моменту уже довольно продолжительное время его люди подготавливали и организовывали выступления народных масс в Боливии. Че хорошо запомнил боливийский народ во время своего пребывания в Боливии в дни революции 1952 года, тщательно проанализировал ошибки той эпохи и сделал на этот народ свою последнюю ставку. В числе других там работала разведчица Таня, с которой Эрнесто связывали давние дружеские отношения.
В апреле 1967 года Че со своим отрядом нелегально проник на территорию Боливии. В самом начале их деятельности дела продвигались успешно. Были одержаны несколько побед над правительственными войсками, боливийские шахтеры организовали вооруженное выступление. Однако оно было жестоко подавлено и не встретило широкой поддержки в народе. Кроме того, напуганный появлением "неистового Че", боливийский режим призвал на помощь американские спецслужбы.
В октябре наступила развязка. Отряд Че Гевары был обнаружен с помощью новейших американских технических средств разведки и окружен специальными воинскими частями боливийской армии, выдрессированными ЦРУ, в районе деревни Вальегранде. Отряду был навязан бой в невыгодных условиях. При попытке вырваться из окружения Таня и ближайшие соратники Че погибли, спаслись очень немногие, а сам Гевара был ранен и захвачен в плен 8 октября. На следующий день после зверского допроса он был расстрелян в деревушке Хигуэра.
Страх врагов даже перед мертвым Че был так велик, что дом, где он был расстрелян, сравняли с землей и место захоронения сохранялось в тайне. Лишь в июне 1997 года аргентинским и кубинским ученым удалось найти и опознать останки легендарного команданте. Они были перевезены на Кубу и 17 октября 1997 года с почестями захоронены в мавзолее города Санта Клара.

О Че:
"Я думаю, что он был не только интеллектуалом, но и самым совершенным человеком нашей эпохи."
Жан-Поль Сартр, французский философ и писатель, о Че.
"Мои мечты не знают границ, пока пуля не прервет их полет".
"Мы, социалисты, свободнее, потому что мы богаче, и богаче потому, что мы свободнее. Мы сознательно жертвуем чем-то, это цена той свободы, за которую мы боремся".
"Я вновь чувствую пятками ребра моего Россинанта, вновь, облачившись в доспехи, отправляюсь в путь... Я считаю, что вооруженная борьба есть единственный выход для народов, борющихся за свое освобождение, и я последователен в своих взглядах. Многие называют меня авантюристом. Это правда. Но только я авантюрист особого рода, один из тех, кто рискует жизнью, чтобы доказать свою правоту. Вполне возможно, что я пытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу подобного конца, но, рассуждая логически, он вполне возможен... И воля, которую я укреплял с воистину актерской увлеченностью, вынуждает действовать мои слабые ноги и утомленные легкие. Я достигну своей цели".
Из прощальных писем Эрнесто Че Гевары перед отъездом в Боливию.

Источник

0


Вы здесь » Аргентина по-русски » История Аргентины » Исторические личности Аргентины